Альманах объединяет любовью к Алтаю!

Мой Алтай и я

Прожив довольно интересную жизнь, повидав много прекрасного на земле, Николай Иванович Худяшов решил написать об этом. Но не в прозе – в стихах. Что получилось, судить Вам, дорогой читатель.
Николай Иванович Худяшов

Николай Худяшов

Я русский по крови и по генам, деревенский по натуре и укладу, и горец по любви и месту, где я родился. А родился я на Алтае. Он для меня всё, это моя малая Родина.

Я люблю охоту и рыбалку, люблю просто ездить и смотреть на красоту родной природы. Алтайские горы – это такое место на земле, где душа прямо поёт, от молчания просто задыхаешься. Получается, что я как Акын-сказитель, что вижу, о том и пою. А видел я много, встречался с очень хорошими людьми и, возможно, что кто-то, прочитав мои труды, встав из-за стола, подойдя к окну, воскликнет: «А тут, оказывается, море!» – и удивится собственному открытию. Жаль что нашу компьютерную молодёжь кроме своих виртуальных красот, ничего не интересует. Ибо красота не виртуальная – удивительная вещь!

Писателем я себя не считаю, скорей всего провинциальным летописцем, который стремится к тому, чтобы мы не забыли всё то, что в нас пока ещё есть. Прошу прощения за мой деревенский русский, старался, чтобы он был литературным.

Мой Алтай

Красоты милого Алтая,
Я покажу с любовью вам,
Покой его не нарушая,
Не разрушая этот храм.

В горах

В горах ночное небо краше,
Там чище воздух, глубже даль,
И вниз не хочется спускаться,
Когда ты это увидал.

Охота

Отдыхать на широкую ногу –
Это русских мужчин благодать,
И за выстрел по зверю крутому,
Мы готовы полжизни отдать.

Семья

Годы между юбилеев,
Проживайте не жалея,
Отдавайте детям, внукам
Всю любовь свою и скуку.
В жизни главное друзья,
Ведь не деньги, а семья!

Память

И школьный двор,
И гвалт ребят,
Из памяти не смыло,
И лет прошло уж пятьдесят,
А как вчера все было.

Чуйский Тракт

Чуйский Тракт

Вечная любовь моя

Родился здесь и жил с тобой,
Мой горный край, Алтай родной,
Я научился жить в горах,
И это навсегда со мной.

Я воду пил из родников,
Я видел спины облаков.
От воздуха небес хмелел,
К горам на век я прикипел.

Я наблюдал теченье рек,
Полёт орлиный в вышине.
Под небом звёздным ночевал…
И это всё любимо мне.

В сердце я живу с тобой,
И пою тебя, любя.
Я люблю тебя, Алтай!
Я всю жизнь, люблю тебя!

Дороги Алтая

Дороги Алтая

Алтай

Когда в горах плывёшь, идёшь, иль едешь,
Душа поёт от девственной красы,
И ты теряешь голову и годы,
От пьяни воздуха и холодка росы.

Люблю Алтай от края и до края,
Всё то, что наши предки берегли,
Места, где в скалах барсы обитают,
Где в поднебесье бродят аргали.

Стремнины рек и гор алтайских кручи,
И синь озёр среди степей, лесов,
Я не встречал на свете места лучше,
Родной Алтай, ты для меня, что бог!

Люблю лесов кедровые распадки,
Озёрной глади синь и чистоту,
Мощь горных рек и косы водопадов,
И пиков снежных высь, и красоту.

Песчаный карандаш

Песчаный карандаш

О малой Родине

Я человек, я работяга скромный,
Работаю с темна и до темна,
Меня найти нельзя по телефону,
Ведь у меня «отдушин» не одна.

Люблю бродить с ружьём по зимним долам,
А летом с удочкой, на хариусной реке,
Я это всё умею делать славно,
Не дрогнет ни ружьё, ни удочка в руке.

Ведь я пешком, протопал пол Алтая,
Красоты гор я видел наяву,
Люблю Алтай от края и до края,
Вот ради этой красоты я здесь живу.

Вам не понять

Вам не понять, как я люблю Алтай!
Его нельзя обнять, к нему нельзя прижаться,
Им можно бесконечно любоваться,
И наполняться силой, красотой.

Он для меня, как мать, вскормившая младенца,
И как отец, дав жизненный урок,
Как дедушка, мне передавший память,
Как бабушка, учившая любить травинку, бугорок.

Вам не понять, за что люблю я эту ширь без края,
Всю жизнь Алтая любоваться красотой,
Когда увидите всю прелесть чудо-края,
Возможно, и поймёте, что всё-таки со мной!

Случай с дедом Архиповым

Дед Архипов в это утро,
Собирался в Айлягуш,
Запилила его бабка,
Заклевала шибко уж.

Дед доехал до Катуни,
В тополях она шумит,
Ну, а к бабке возвращаться,
Ему сердце не велит.

Шёл пешком пять километров,
И, наверно, подустал,
Он столкнул на воду лодку,
А в неё сам не попал.

И, подхваченный потоком,
Рядом с лодкой он плывёт,
И в «трубу», как в горло чёрту,
Его точно занесёт.

Гудит Кадринская труба,
Бьют волны по три метра,
И если ты попал туда,
Поймёшь, что люди смертны.

Видит стрелку Айлягуша,
Здесь быть должен островок,
Отрывается от лодки,
И по грудь в воде встаёт.

Коль водица не прибудет,
То останусь я живой,
А из камня сложу горку,
Буду к вечеру сухой.

Выше, в малом Яломане,
Жил отличный лодкоправ,
Ему часто приходилось,
Укрощать Катунский нрав.

Он сплавляется на лодке,
Дед на камнях, день второй,
Не куривший, и голодный,
Но ведь всё-таки – герой!

И когда Фома Андреевич,
В лодке мимо проплывал,
Как юнец, запрыгнул в лодку,
И от счастья зарыдал.

И проживши семь десятков,
Понял, дед, как надо жить,
Пусть, торопишься куда-то,
Всё ж, с Катунью не шутить!

Земляки

Счастлив я, что рожден на Алтае,
Среди горной той красоты.
И горжусь тем, что рядом жили,
Знаменитые земляки.

Помню как в шестьдесят четвертом,
На крыльце в столовой у нас,
Телилинский на балалайке,
Всем показывал бардовский класс.

Помню строки про птиц перелетных,
То Гагарин, Хрущев, Микоян,
Что на Кубу везут пшеницу,
А вот с кубы везут обезьян.

И всегда, проезжая Сростки,
Вспоминал я про те березки,
У которых в «Калине красной»,
Наш Макарович умирал.

Представлял я, как на «Пикете»,
На закате иль на рассвете,
Землячек мой Василий Макарович
«Печки-лавочки» сочинял.

И когда, становясь артистом,
«Чуйским трактом» в порыве чистом,
С мордою красною после бани,
Евдокимов к нам приезжал.

Кто сказать смог вот так красиво,
Про Катунского неба синь,
И про домик тот у дороги,
Что, страдая, стоит один.

Признаюсь много мной упущено.
Не знаком я с творчеством Гущина.
Правда, так мне судьбою отпущено,
Был он тоже моим земляком.

Это были столпы, порода,
И, не глядя на власти гнев,
Жизнь отдали свою народу,
Ни секунды не пожалев.

Н. Ширяев

Против устья Ильгуменя,
Где дорога как стрела,
Там строителей бригада,
Полотна ремонт вела.

На катке Ширяев Коля,
Основание уплотнял,
Он катком десятитонным,
Насыпь новую катал.

Очень скучная работа,
Скорость как у комара,
Молод, резво жить охота,
И придумалась игра.

Закрепив штурвал машины,
Коля слазает с катка,
Сам, играя на гармошке,
Отбивает гопака,

Это надо было видеть,
Транспорт на поляне встал,
И потом минут так двадцать,
Зритель громко хохотал.

А Никола с важным видом,
Ноль внимания на народ,
На приколы и обиды,
Свой каток назад ведёт.

В тему

Отзывы и комментарии

Катерина2015.10.12

Добрые стихи про то, как я люблю Алтай! Я ведь тоже Алтай люблю!