Альманах объединяет любовью к Алтаю!

Василий Степанович Атюнин

В I Мировую Войну за личный героизм и отвагу Георгиевскими крестами награждали очень многих нижних чинов Российской армии, но кавалерами всех четырех степеней тогда стали немногие. Среди них – участник трех войн подпрапорщик Василий Степанович Атюнин из села Сараса Алтайского района.
Полный Георгиевский кавалер Василий Степанович Атюнин

Полный Георгиевский кавалер
Василий Степанович Атюнин

Родился Василий Степанович в селе Троицко-Росляй, которое находилось в Троицко-Росляйской волости Моршанского уезда Тамбовской губернии в 1874 году. Вместе с родителями-переселенцами прибыл в 1884 году в село Сараса Сарасинской волости Бийского уезда Томской губернии. На срочную воинскую службу был призван в город Томск. Стал героем трех войн, за что и получил четыре Георгиевских креста.

В 1900 году Василий Степанович принял участие в подавлении восстания в Китае, где был отмечен за храбрость. В 1904 году он получает чин старшего унтер-офицера 7 роты 12-го Барнаульского Сибирского пехотного полка. Затем в составе полка участвует в Русско-японской войне. «За мужество и храбрость, оказанные разновременно в боях с японцами» был награжден серебряным знаком военного ордена Святого Георгия IV степени.

Осенью 1914 г., как резервист, Василий Степанович был мобилизован в 12 роту 139-го пехотного Моршанского полка 9-й армии Юго-Западного фронта. В декабре 1914 г. в бою с австро-венграми у Нового Корчина в безвыходном положении, под сильным огнем противника, стал подносить снаряды к орудиям и патроны. В том бою 9-я Российская армия одержала победу. За героизм и смекалку наш земляк заслужил Георгиевский крест III степени. Следом получил и Георгиевский крест II степени за вывод роты солдат из окружения с ориентировкой по звездам.

Георгиевский крест I степени был получен за победную атаку и трофейную офицерскую позолоченную саблю во время тяжелых боев с немцами. Золотой крест ему вручил в мае 1915 г. главнокомандующий фронтом генерал-адъютант Алексей Брусилов. В сентябре В.С. Атюнин был произведен в подпрапорщики, а уже в октябре – награжден бронзовой медалью Короля Георга за боевые отличия.

Наш герой

Посвящается Василию Атюнину.

О Россия!
          Вздрогни и вспомни
Тех героев
          былых времен –
С русским духом
          кто шел на подвиг
Им за это низкий поклон.

Наш земляк
          Василий Атюнин –
Кавалер четырех крестов.
Богатырь!
          С берегов Катуни –
Три войны прошел…
          Будь здоров!

Остается
          память отважным,
А потомкам всем наказать –
Для истории
          это важно –
Подвиг воина
          не забывать!

Александр Суренков г. Бийск, 2014 г.

В начале 1917 г. подпрапорщика В.С. Атюнина по состоянию здоровья отчислили из части. Всего за полгода боев Василий Степанович был представлен к трем Георгиевским крестам. Вернулся домой полным Георгиевским кавалером и с Георгиевской медалью «За храбрость». Но после 17 года все это сыграло против него.

К осени 1917 г. Василий Степанович имел дом в Верхней Сарасе и воспитывал вместе с женой Устиньей Даниловной четырех сыновей и двух дочерей, которых надо было кормить. Поэтому хозяйство было большое: лошади, коровы, овцы, свиньи, плуг, бороны, жнейка, веялка, телега на деревянном ходу и 11 десятин угодий. Так что отцу большого семейства было не до политики, несмотря на прошедшую Великую Октябрьскую Социалистическую Революцию.

Однако, при организации колхоза, односельчане единогласно избрали Василия Степановича председателем за его авторитет в селе. Но, будучи председателем, Атюнин критиковал навязываемые методы коллективизации и со временем отказался от должности, требующей принудительной организации хозяйства.

И в очередную волну репрессий против крестьянства в ноябре 1932 г. Василия Степановича арестовали, вместе с сыном и другими жителями Алтайского района. Арестованных отправили в г. Барнаул, где требовали от них признания в участии в деятельности контрреволюционной организации. Василий Степанович в свои 59 лет пыток не выдержал, от долгого пребывания на зимнем морозе ослаб и весной 1933 г. скончался во время следствия. Посмертной реабилитации полный Георгиевский кавалер так и не получил. Из-за отсутствия самого приговора.

Письмо

Написано в местную газету правнуком героя Владимиром Николаевичем Шумиловым 18.12.2003 г.

После возвращения с фронтов I Мировой войны в 1917 году судьба Атюнина В.С. сложилась трагически. До начала коллективизации он жил и крестьянствовал в с. Сараса Алтайского района (по нынешнему административному делению).

К осени 1917 г. имел дом в верхней Сарасе, вместе с женой Устиньей Даниловной, в девичестве Ананьиной, воспитывали детей: сыновей – Петра (10 лет), Алексея (7 лет); дочерей – Варвару (16 лет), Анастасию (13 лет), Марию (5 лет), Анну (3 лет).

Было у них крепкое середняцкое хозяйство: 11,6 десятин земли, в т.ч. 5 – пашни; 32 головы скота, 1 плуг, 4 железных бороны, 1 жнейка-самосброска, 1 сортировка, 1 телега на деревянном ходу (по данным перепеси 1917 г., Госархив г. Барнаула).

Семья Атюниных переселилась на Алтай в 1884 г. из Тамбовской губернии Моршанского уезда Троицко-Росляйской волости села Троицко-Росляй в составе: глава семьи – Атюнин Степан Федорович (42 лет), его жена – Авдотья (42 лет) и дети – Даниил (16 лет), Лукерья (11 лет), Василий (9 лет), Гаврила (5 лет) и полугодовалая Ольга (Госархив г. Барнаула, Ф.3 Оп. 1 Д. 573 лЛ. 12).

Степан Атюнин обзавелся хозяйством, осел на алтайской земле, поставил на ноги детей. Средний сын его, Василий, после срочной службы в армии отличился на военном поприще – стал участником трех войн: подавлении китайского мятежа 1900 г., русско-японской войне 1904 – 1905 гг., I Мировой войне 1914 – 1917 гг.

Первый Георгиевский крест IV степени получил на русско-японской войне. Командиром был послан с донесением в штаб полка доложить об окружении неприятелем. Донесение доставил. Вся шинель была избита пулями, сам остался невредим. Вернулся в свое подразделение целым.

Георгиевским крестом III степени Василий Атюнин был награжден под Перемышлем в Карпатах. Командир части вызывал добровольцев вынести убитого офицера с нейтральной полосы. Несколько человек не смогли этого сделать – противник отбивал все попытки. Василий вызвался выполнить задание, ночью подполз и вытащил офицера.

Георгиевским крестом II степени Василий Степанович был удостоен за то, что вывел роту солдат по звездам из немецкого окружения.

Золотым Георгиевским крестом I степени Василий Атюнин так же был награжден за бои на германском фронте – в бою отбил у немецкого офицера позолоченную шашку. Командир похвалил: «За золотое оружие – золотую награду!».

Кроме этого Василий Степанович за отличие в боях был награжден союзным командованием бронзовой английской медалью короля Георга. Храбрый солдат Василий Атюнин 12 раз ходил в рукопашную атаку, дослужился до прапорщика. Но все это, к сожалению, после 1917 г. сыграло против Василия Степановича Атюнина.

Когда началась коллективизация, Василий вступил в колхоз. Односельчане избрали его председателем, «как имеющего авторитет перед массой» – так написано в характеристике, сохранившейся в личном деле НКВД-КГБ.

Через некоторое время, видя творившиеся беззаконие в колхозах, Василий Степанович отказался быть председателем, а затем вышел из колхоза и работал в товариществе по обработке земли (ТОЗ). После того, как ТОЗ на селе приказали долго жить, другой дороги не было, как снова вступить в колхоз. Там и трудился Василий Атюнин до осени 1932 года.

В ноябре этого года его, наряду со многими колхозниками Алтайского района арестовали и переправили в Барнаульскую тюрьму.

Последующую информацию, о которой мною будет рассказано, я получил, читая протоколы допросов Атюнина В.С. и по воспоминаниям его сына Алексея, которого арестовали следом, и он сидел в той же тюрьме в соседней камере.

Из протоколов следовало, что Василий Атюнин был арестован «…как участник контрреволюционной белогвардейской организации, имеющей целью свержение Советской власти и образование буржуазно-демократической республики. Вооруженное выступление этой организации приурочивалось к началу интервенции Японии».

У простого крестьянина таких слов в лексиконе не было. Недовольство методами коллективизации было. Борьба против инакомыслящих в стране достигала громадных масштабов. К апрелю 1933 года осудили участников так называемой контрреволюционной повстанческой организации, которая охватила, по данным обвинительного заключения 123 населенных пункта Алтайского, Барнаульского, Бийского, Быстроистокского, Смоленского, Солонешенского, Старо-Бардинского, Тогульского, Троицкого, Чарышского районов и почти всей Ойротской автономной области. Было «вскрыто и ликвидировано» 109 ячеек этой организации, в которые входило 1102 человека («Жертвы политических репрессий в Алтайском крае» т. 2, 1931-1936 гг., Барнаул, 1992 г., стр. 10).

Атюнин Василий Степанович, как и все самостоятельно мыслящие люди попал в эту громадную мясорубку.

В первом протоколе допроса от 2 декабря 1932 года повествуется о том, что Василий Степанович высказывал свои мысли, в чем на его взгляд были перегибы в коллективизации и, что не понравилось в этой компании крестьянам. Надеясь, видимо, на понимание следователей. Он не говорил ни о какой контрреволюционной организации, и не сообщал ни о каких повстанческих планах.

Резко изменилась картина допроса после перерыва. Протокол сразу же начинается с признания Атюнина В.С. в том, что он вступил в контрреволюционную организацию с целью борьбы с Советской властью. В ходе дальнейшего допроса он ничего больше об этой организации не говорил и ни кого не называл. Все это не укладывалось в планы следователей. После этого продолжалась физическое воздействие. Как в последствии рассказывал его сын Алексей, который сидел в этой же тюрьме, Василия Степановича пытал на морозе. Он сильно простыл, в тяжелом состоянии находился в камере. Заключенные перестукивались между собой, Алексей знал о состоянии отца, просил тюремное начальство разрешить повидаться с отцом, но ему не позволили это сделать.

Василий Степанович скончался в тюрьме. На его личном деле простым карандашом написано: «умер». Его не успели осудить, поэтому не было реабилитации. Где похоронен – не известно. Алексей, его сын, получил свои 3 года, но вернуться домой после тюрем и ссылок смог только после войны в 50-е годы. Жил в Чемале, там и скончался.

Такова судьба российского Героя, простого крестьянина, полного Георгиевского кавалера – Атюнина Василия Степановича.

В Сарасе в настоящее время живет его внук – Крапивин Иван Михайлович, сын дочери Василия Степановича – Варвары Васильевны Крапивиной (Атюниной). В Санкт-Петербурге живет младший внук Василия Степановича от младшего сына Григория – Василий Григорьевич Атюнин (1965 г. рождения).

Судьба остальных заговорщиков такова. В апреле 1933 года «участники организации» были осуждены тройкой полномочного представительства ОГПУ по Западно-Сибирскому краю, при этом более 150 человек были расстреляны. Все осужденные по данному делу в настоящее время реабилитированы. Анализ дела показал, что обвинение в отношении осужденных было сфальсифицировано в процессе следствия. Главные виновники трагедии – бывший начальник Барнаульского спецсектора НКВД и бывший начальник Управления НКВД по Алтайцскому краю (фамилии не называю) впоследствии за фальсификацию следственных дел и арест ни в чем не повинных людей были осуждены Военной Коллегией Верховного Суда СССР и расстреляны (Письмо Управления по Алтайскому краю Министерства безопасности РФ от 02.04.1992 г. № III-42).

Такова логика борьбы.

Биобиблиография

  • Денисенко О. Алтайские земляки // Время перемен.– № 14.– 17 сентября.– 2003.– С. 8.
  • Николаева Н. Сарасинский герой // За изобилие.– 30 апр. 2004.
  • Лушников А. Золотые кресты Василия Атюнина // Алтайская правда.– № 280-282.– 8 сентября 2006.– С. 19.
  • Ермаков В.А. Люди и судьбы в истории Сибири // Сибирский казак.– № 35. – Ноябрь.– 2009.– С. 16-17.
  • Шумилов В.Н. История российского солдата: монография.– Новосибирск, 2014.– 76 с.: ил.
  • Полный Георгиевский кавалер, Василий Атюнин. 139 Моршанский полк // Награды императорской России 1702-1917 гг.– http://medalirus.ru/fotografii/georgievskiy-kavaler-1-stepeni-4.php
В тему

Отзывы и комментарии

Пока комментариев нет, ваш будет первым!