Альманах объединяет любовью к Алтаю!

Некоторая хроника образования товариществ

Очерки Виктора Ремизова по истории Кытмановского района.

Новая экономическая политика (НЭП) дала возможность проявиться индивидуальному хозяйству, что отразилось на появлении хозяев истинно любящих землю. Но в это время стали появляться и коллективные хозяйства в виде артелей и коммун. Началом их возникновения надо считать 1923 год. В историю страны их появление вошло как начало коммунистического эксперимента. Предполагалось, что коллективные хозяйства станут примером нового отношения к труду.

Государство вначале помогло артелям и коммунам инвентарём, выделяло некоторую денежную ссуду, лошадей, коров. Для коммун и артелей обязательным условием было работать на земле. Но эксперимент не удался по той причине, что члены коммун просто не захотели работать. Забив на мясо коров, и растратив ссуду, коммуны и артели быстро распались. В Кытмановском районе таких хозяйств с 1923 до 1928 г. было 14.

Таблица 15. Перечень артелей и коммун в районе до приезда Сталина на Алтай в 1928 г. [71].

Название артели/коммуныГод образованияГод распада
Артель Дружба 19231923
Артель Красная Поляна 19231923
Артель Красная Пчела 19241924
Артель Красный Чумыш 19231924
Коммуна Новый Пролетарий 19231923
Коммуна Октябрьская Революция N 1 19231924
Коммуна Октябрьская Революйия N 2 19231924
Коммуна Пролетарий 19231924
Коммуна Просвещение 19241928
Коммуна Путь к братству 19231924
Коммуна Свет Сияния 19231923
Коммуна Смелая Разведка 19231928
Коммуна Труженик 19231924
Коммуна Ясное Утро 19231928

С 1928 г. стали отказываться от коммун, назвав новые коллективные организации товариществами по совместной обработке земли. Самым активным поселением, где организовывались товарищества, было село Новокытманово.

23 марта 1928 года райзо (районный земельный отдел) зарегистрировало товарищество по совместной обработке земли «Красный уголок» села Новокытманово в составе 9 хозяйств. Товарищество имело 3 лошади, 4 коровы, 1 борону и 1 телегу. Помощи им не было оказано никакой. Сев произведён не был. В сентябре месяце товарищество ликвидировалось.

В этом же селе было образовано товарищество «Красный факел». Куда вошли 8 хозяйств. Два члена товарищества в селе не жили (Путин и Давыдов). Несмотря на малочисленный состав, товариществу удалось получить 6 машин на сумму 1145 р. 44 коп. И они, довольно сносно расплатились с долгами – в 1928 году им осталось выплатить 64 руб. 75 коп.

В самом селе Новокытманово было создано ещё одно машинное товарищество «Красная Нива». В его состав входило 7 членов, один из которых находился в исправительно-трудовом доме. В товариществе не было ни одной общественной машины, но посев озимых произвела. Для покупки машин товарищество решило заработать деньги на стороне. В начале, в товариществе было 13 хозяйств, затем 6 хозяйств вышли. В числе первых вышел организатор товарищества член ВКП (б), середняк Березовский. За ним вышли другие: Семеянов – побоялся того, что землю «будут сгонять в одно место»; Некрасову Афанасию, комсомольцу, тёща запретила быть в товариществе; у середняка Некрасова Алексея жена не пошла; Некрасов Григорий вышел из товарищества не желая обобществить плуг.

14 июня 1927 года в составе 10 хозяйств было организовано Чёрно-Озерское машинное товарищество. Сюда вошли 3 середняка и 7 бедняков. По причине отсутствия денег на паевые взносы (10 руб.) 3 бедняка вышли. «Как придёт по договору срок уплаты, то товарищество эти деньги разложат на каждого учредителя поровну и в обязательном порядке платить, иначе выгонят из наших землянок и даже арестуют.» – так по архивным документам мы находим объяснения выхода.

Товарищество включило в себя почти всё население посёлка и отказалось от землеустройства. Они предлагали машинные услуги по обработке земли соседним хозяйствам, имея более высокую выгоду, чем обработка земли и получение с неё урожая. Экономическая выгода была ощутима, и тогда районное начальство обвинило их в том, что «некоторые работники стали жить безбедно и у них пропал интерес к коллективизации». Так были обвинены члены правления Клишин и Зайцев в том, что они якобы «обогащались в первую очередь, халатно относились к машинам, не перепахали общественных паров и не построили машинного сарая». Клишин и Зайцев не согласились с этим обвинением и подали заявления о выходе из товарищества, подговорив к этому Оплеухина. Однако, узнав, что им даже при условии выхода, всё равно придётся отвечать за дела товарищества в течение года, забрали заявления назад. В товариществе работали трёхнедельные сельхозкурсы, где прошли обучение 11 человек.

В селе Сосновый Лог было создано Мало-Сосновское машинное товарищество. В него входило 9 хозяйств. С этим товариществом случай оказался такой. Когда агроном Сотир предложил товариществу построить тёплый двор, они испугались и отказались, сказав, что они «организовались для того, чтобы получить семена». Пробыв в качестве товарищества 3 месяца, оно распалось.

Первомайское машинное товарищество «Искра» состояло из 13 крестьянских дворов с довольно внушительной партийной прослойкой (5 коммунистов). Товарищество производило общественную запашку, убирало общественный урожай и урожай единоличников. В 1928 году машинное товарищество объединилось с потребительским обществом. Это новое объединение возглавил бывший председателем Сосново-Логовского потребительского общества коммунист Елисеев, что по мнению оргинструктора Барнаульского окружного колхозного союза Новокрещёнова, «пойдёт быстрое дальнейшее усложнение».

Поселковое товарищество «Крестьянин» из Порошинского совета состояло из 8 членов. Члены товарищества категорически отказались от общественного посева. Из документов того времени видно, что «товарищеского» здесь ничего не было. Люди собрались для того, чтобы использовать объединение для льготного получения машин (рассрочка платежей). И им это удалось. Купленные товариществом сеялка, 2 бороны, плуг стали собственностью не товарищества, а личной собственностью его членов, которые и уплачивали кредит. Товарищество не разрасталось. Более того, в целом в поселении «Крестьянское» было всего 13 хозяйств, из которых люди выезжали для проживания в село Порошино, чем не давали возможности увеличиться товариществу.

В 1926 году по приказу из района в посёлке Семёновка Новокытмановского сельсовета для того, чтобы посёлок получил трактор, создали машинное товарищество «Смычка». До 1928 года товарищество не работало в связи с отсутствием трактора. Когда трактор дали, то в товарищество вместе со всеми вошли «4 кулака: Куманёвы Филипп, Степан, Александр и Беликов, которые всё время тормозили работу товарищества, мешали приступать к работе». Члены товарищества рассчитывали, что трактор будет принадлежать им лично. Но когда стали обобществлять трактор и оформлять землю для коллективного хозяйства, многие вышли из товарищества. «3 кулака вышли сразу, а 4 кулак, член партии Куманёв, из товарищества исключён», – рассказывают документы.

На территории Максаровского сельского совета было создано Михайловское машинное товарищество из 9 хозяйств. В основном в него входили родственники. Инициаторами товарищества являлись комсомольцы. Но некоторые коммунисты, как, например, коммунист середняк Карпов отговаривает людей от вступления в товарищество и колхоз: «У меня 9 едоков, а работник я один, голодной семьи не хочу оставить», – говорил он.

Мало кто помнит, что на территории Дмитро-Титовского сельского совета было создано семенное товарищество «Культурник». Располагалось это товарищество в посёлке Черёмно–Луговском и имел 2 молотилки и 1 сенокосилку. Посевы члены товарищества не объединили и обрабатывали их каждый свои. Общественным посевом они считали 10-пудовое отчисление зерна с каждого члена за исключением одного батрака. После того, как на выборах действующий председатель товарищества не был избран на следующий срок и вышел из товарищества, организация распалась.

Дмитро-Титовское машинное товарищество «Чумышский партизан» организовалось для того, чтобы получить лучшую и ближнюю землю. Когда, по настоянию района стали принимать устав, то из 15 членов товарищества остались только семеро.

Покровское машинное товарищество Ново-Оплеухинского сельского совета располагалось в самом селе. Машины были, но пользовались ими мало – не было специалистов. Машины брали, исходя из протокола собрания, по принципу: «Дают, так бери». В результате имели большую просрочку по платежам за машины – около 800 рублей [72].

Продолжение очерков.

Источники
  • 71. Булыгин Ю.С. Список населённых мест Алтайского края.– Барнаул, 2000.
  • 72. ГААК. Ф. П-4. Оп. 3. Д. 204. Л. 81.

Отзывы и комментарии

Пока комментариев нет, ваш будет первым!