Первые сведения о земле кытмановской

Очерки Виктора Ремизова по истории Кытмановского района.

На территории нынешнего Кытмановского района и прилегающего к нему Тогульского на «Чертеже земли Кузнецкого города» Семёна Ремезова в 1690 г. отмечены сохранившиеся до сих пор названия реки Чумыш, Тогул и волость «Тогульска» [1].

В 1701 г. С.У. Ремезов на этой же карте, но уже дополнительной, показывает поселение «Тогульская», не указывая при этом никакой нации [2]. Однако, в описании карты он показывает «кыштымцев» или «кыштымы», что в переводе с тюрского языка означало «данники», то есть здесь проживало население, которое платило дань джунгарскому хану. Важно было узнать, чем занимались «кыштымы» и какую дань они платили хану. В описании протокола встречи русского посольства капитана Унковского с джунгарским ханом Галден Цереном в 1704 г. приводится интересный факт, который дает некоторые основания предположить о роде занятий кыштымов.

Хан произнёс речь, в которой очень хорошо объясняется род занятий кыштымов: «У нас такой обычай. Когда нам были великие подарки от вашего царя, то мы даем 60 баранов, да еще баранов на всю дорогу питаться и каждому по кыштымскому коню, на которого хан самолично усаживает провожающего» [3]. Выражение «по кыштымскому коню» прямо говорит о том, что кыштымы разводили коней особой породы, и подарили их русскому посольству в знак глубокого уважения.

Таким образом, можно предположить, что на территории нынешнего Кытмановского района в начале XVIII в. жили кыштымы, занятием которых было коневодство. Кыштымы были на положении угнетенных, находясь в подчинении князька Табуна Кокина, который захватил их в 1673 г. в междоусобной войне с князьком Мачиком.

В связи с этим небезынтересной может быть выдвинутая версия о появлении «кытман». Возможно, предположить трансформацию слова «кыштым» во времени у заселивших эту территорию русских поселенцев. Потеря шипящего звука «ш» превращает его в «кытым» – так мог называться человек, непосредственно ухаживающий за конями. А «ман» указывает на ремесленную принадлежность. Известно, что «кытмана» переводится с тюрского как «конское пастбище».

Похожую трансформацию можно проследить со словом «табун». На левобережье р. Обь (при впадении в нее р. Чумыш) в 1701 г. располагался род Табуновых. И до наших дней дошло слово «тебеневка», что с тюрского означает большое скопление лошадей. И для кыштымов, и для Табуновых общим является род занятий – разведение коней, что было естественным для коренного населения того времени, не знавшего земледелия. Кони в то время – это и пища, и средство передвижения, и средство для перевозки грузов, и торговля. А кыштымы как раз и принадлежали Табуну Кокину, которому платили дань конями.

В этой связи нелишне напомнить, что еще в 1750 г. на территории нынешнего Кытмановского района существовал Кыштымский улус [4].

Немало знаний об Алтае накоплено и бывавшими здесь «промышленными людьми» – охотниками, рыболовами и, особенно, бугровщиками – специалистами по извлечению драгоценных металлов и украшений из старинных курганов (бугров).

С начала XVIII в. на юг Западной Сибири начинают проникать русские. Сюда переселились старожилы Томского уезда, крестьяне с Ишима и Тобола. Значительную часть составляли выходцы из Поморья, где не было помещичьего землевладения и крестьянам места. На Алтай уходили и беглые помещичьи люди, уклоняющиеся от службы рекруты и всякие «гулящие люди».

Важную роль в истории освоения Алтая сыграли старообрядцы. Территории нынешних Ельцовского, Тогульского, Кытмановского, Заринского и Залесовского районов были для них довольно надежным убежищем. Об этом до сих пор свидетельствуют места их укрытия по берегам Чумыша. Поселившись на Алтае, крестьяне не торопились проявлять свое местопребывание. А потому и о времени начала освоения этих территорий ничего не известно.

Впервые поселения Алтая были учтены во время проведения первой ревизии (1719-1724 гг.). В ведомстве Белоярской слободы, к которой относилась наша территория, находилось 95 дворов и 3111 душ мужского пола. Из них в самой Белоярской крепости было 46 дворов с 1143 душами мужского пола. Среди учтенных дворов отсутствуют поселения территории Кытмановского района [5].

Сегодня доподлинно известно, что до 1711 г. на территории современного Алтая не было ни одной русской деревни. Однако, уже в 1716 г. появляются упоминания о «чюмышских деревнях». Об этом в 1914 г. поведал Л.С. Багров в своем исследовательском труде «Карты Азиатской России: исторические заметки» [6]. В этот период времени русские переселенцы опасались идти сюда, так как отсутствовала военно-пограничная охрана территории. Территория же Кытмановского района находилась под присмотром Кузнецкой крепости, но ее малочисленный гарнизон не мог охватить дозором всю местность.

В начале 1717 г. кузнецкий комендант Б.А. Синявин получил распоряжение сибирского губернатора Матвея Гагарина «на Бии и Катуни построить город в крепком месте… також сделать острог на Алтыне горе (Телецком озере), из которой течет Бия река, и в иных местах: на Чюмыше и в ясашных волостях остроги строить же» [7]. В июне 1717 г. в Кузнецке был собран отряд под командованием дворянина Ивана Максюкова. Боясь передвигаться по суше, отряд двинулся в путь на лодках по Чумышу, а далее – по Оби в Бию [8]. Этот путь пролегал через все будущие деревни нашего района, стоящие по берегам Чумыша. В то время это была совершенно дикая местность. 15 июля 1717 г. вернувшийся в Кузнецк Максюков доложил Синявину, что «по досмотру на устье Бии и Катуни удобных мест, крепких к городовому строению нет». Поэтому новая русская крепость была возведена значительно ниже Оби, на высоком Белом Яру, там, где сегодня расположен Белоярск [9]. Теперь наша территория находилась под надежной охраной с двух сторон, что уже не вызывало сильных опасений у переселенцев. Вот почему территория на участке р. Чумыш от Кытманово до Тальменки стала наиболее ранней в освоении Алтая.

В следующем, 1718 г. кузнецким служилым людям все-таки удалось осуществить давний план. В нижнем течении Оби, в одной версте выше развалин сожженного в 1710 г. острога, была построена Бийская крепость [10]. Теперь все правобережье Оби, куда входит и Кытмановский район, стало подконтрольно русской администрации и взято под охрану.

Таким образом, начиная с 1718 г., территория Кытмановского района принадлежала русским и охранялась с трех сторон: с востока – Кузнецкая крепость; с запада – Белоярский острог и с юга, со стороны Джунгарского ханства – Бийская крепость. Охрана была достаточно надежная, т.к. реки (Обь и Чумыш), по которым инородцы могли проникнуть вглубь осваиваемых русскими территорий, были перекрыты крепостями, гарнизоны которых, к тому же, несли и патрульную охрану территории, а разработанная затем система предупреждения о нападении давала возможность подготовиться к отпору. Но благо нападений на русские селения не случалось.

Карта-схема изменения российско-джунгарской границы в первой трети XVIII в.

Карта-схема изменения российско-джунгарской границы в первой трети XVIII в. Составлена Контевым А.В. Белым цветом показана примерная территория района (В.Р.).

В таких условиях шло интенсивное заселение территории русскими переселенцами, которые не стеснили местные племена, а за короткий срок ассимилировали их, вобрав в русло русской цивилизации. И долго на нашей территории (некоторые до сих пор) будут существовать Улус Каменный (улус Балахчинский), улус Подсопочный, улус Тарабинский, Усть-Тарабинский улус, улус Кыштымский, река Сынгай – Сунай – Сунгай, сохранившие до сих пор свое название реки Чумыш, Тараба, Хараба, Турба, Канадаиха. К ним присоединятся русские названия деревень, рек, ручьев, логов и лесных массивов. И все это будет дружно уживаться, крепнуть и облагораживать некогда разгульную и дикую местность.

Сюда придет хлебопашество, ремесло, появятся школы, уверенно будет внедряться медицина. Территория разумно обустроится. Здесь никогда не будет голода, эпидемий. Пространство войдет в равномерный ритм обеспечения жизненных сил человека, что выразится в увеличении численности населения. Залогом этого станет уверенность в завтрашнем дне, свободное владение землей, свободный труд и свободное распределение общественного продукта. В этом и был смысл человеческого бытия. А гордость за себя придавала человеку особое чувство – собственное достоинство.

Продолжение очерков.

Источники
  • 1. Исторический Атлас Алтайского края / Бородаев В.Б., Контев А.В.– Барнаул, 2007.– С. 54.
  • 2. Там же, С. 52.
  • 3. Русско-джунгарское противоборство в Южной и Западной Сибири в первой половине XVIII в.– URL: http://new.hist.asu.ru/biblio/borbook/2.pdf
  • 4. ГААК. Ф. 1. Оп. 2. Д. 151.
  • 5. Булыгин Ю.С. Первые крестьяне на Алтае.– URL: http://new.hist.asu.ru/book/DO/bulkrest.html
  • 6. Багров Л.С. Карты Азиатской России: исторические заметки.– URL: http://www.eremeevs.com/
  • 7. Контев А.В. Формирование российско-джунгарской границы в первой трети XVIII в.– URL: http://kunstkamera.ru/files/lib/978-5-88431-227-2/978-5-88431-227-2_12.pdf
  • 8. Изменение российской границы в Верхнем Приобье в 1709–1718 годах / Бородаев В.Б., Контев А.В.– URL: http://sibpapers.ru/archives/1012
  • 9. Там же.
  • 10. Освоение Алтайского региона Российским государством в XVIII веке. Присоединение Верхнего Приобья и Прииртышья.– URL: http://www.library.altspu.ru/althistory/opening

Отзывы и комментарии

Пока комментариев нет, ваш будет первым!