Альманах объединяет любовью к Алтаю!

Сквозь свинцовую метель

Воспоминания о событиях военных лет ветерана войны, жителя с. Старобелокуриха Николая Андреевича Меркулова накануне знаменательной даты празднования 60-летнего юбилея Победы советского народа в Великой Отечественной войне.

Курская дуга

Николай Андреевич Меркулов

Николай Андреевич Меркулов.

В армию меня призвали в январе 1943 года, когда мне исполнилось 18 лет. Пройдя курс учебы в Бийске, я получил звание младшего сержанта, и в июне нас отправили на фронт. До своей воинской части мы добирались по железной дороге несколько суток. Часть располагалась недалеко от Тулы, в лесу. Меня назначили командиром роты ПТР 218-го стрелкового полка, которым командовал подполковник А. Г. Бойцов. Бойцы рассказали, что уже участвовали в сражениях под Москвой, в марте 43-го года - в боях за Сталинград, и за это дивизии было вручено гвардейское знамя.

В июне наша дивизия совершила 200-километровый марш к линии фронта и вышла к восточному берегу реки Ока, южнее г. Белева. Тут мы получили задачу прорвать сильно укрепленную оборону врага на участке Толкачево-Сивково. Было решено провести разведку боем. В ночь на 5 июля разведчики дивизии обнаружили группу саперов, которые проделывали проходы в минных полях. Одного из них удалось захватить в плен. Пленный показал, что на 3 часа утра этого дня назначено наступление, и что немецкие части уже заняли исходные позиции. Молниеносно было принято решение провести артподготовку, и за 10 минут до наступления вражеской операции наша артиллерия ударила по противнику. Около 600 орудий и минометов полчаса громили немцев, затем началась танковая атака с пехотой. В результате сила наступления фашистских войск была ослаблена, им пришлось отступить на исходные позиции.

12 июля перешли в наступление войска Западного и Брянского фронтов. Наш батальон переправился через Оку. Завязался упорный бой. Медленно, но верно мы продвигались вперед. Почти за месяц боев нам удалось пройти 80 км и освободить от немцев 122 населенных пункта, перерезав железную дорогу, шоссе Болхов-Орел. 5 августа был освобожден Орел.

10 сентября наша дивизия форсировала Десну, по ходу наступления освободила Чернигов, который по своему географическому положению находился на стыке трех границ: Российской Федерации, Украины и Белоруссии. К тому же это и железнодорожный узел, и порт на Десне. Вот почему эта победа была важна для нашей армии. За успешные боевые действия дивизии было присвоено наименование Черниговской.

Днепр - главное направление

23 сентября мы вышли к Днепру. Осень все больше входила в свои права. Реже показывалось солнце, над землей нависали лохматые облака. Часто шел нудный мелкий дождик. С правого берега доносилась редкая пулеметная стрельба. На нашем берегу было тихо - полки готовились к броску.

Ровно в полночь бойцы начали переправляться. Прошло минут 50, и с противоположного берега донеслось русское “Ура”, затем началась стрельба, заухали вражеские пушки… Левый берег гудел, содрогая землю и воздух. Подали могучий голос “катюши”. Через некоторое время наше подразделение крепко зацепилось за берег.

Белоруссия - следующий удар

После форсирования Днепра нашу часть направили на пополнение и передвинули в сторону Белоруссии. На одной из железнодорожных станций ночной вражеский самолет разбомбил наш эшелон, мы понесли большие потери.

До указанного места оставалось несколько километров. Дороги завалило, шел обильный снег, которым в пору было любоваться, но сейчас он был некстати. Движение колонны стало медленнее. Шли днем и ночью, лишь изредка делая небольшие привалы. А тут еще поднялась пурга...

В полосе наступления немецкие войска укрепились основательно: повсюду были построены доты, дзоты, блиндажи и траншеи. Мы должны были выяснить расстановку сил противника, вскрыть систему огня. 5 дней разведчики готовились к этому заданию. Действовать решили в 11 часов вечера, когда немцы меняли караулы и пили кофе.

Кругом была тяжелая серая мгла из-за падающего липкого снега. Первыми выползли саперы, за ними цепочкой разведчики. Среди них был мой земляк Николай Петрович Шмаров. Саперы делали проходы в минном поле, а разведчики определяли, откуда бросали ракеты. Взвилась ракета - вот и дзот. Внутри громко смеялись, кто-то пиликал на губной гармошке.

Ворвавшись в траншею, разведчики схватили одного из немцев, остальных уничтожили. Отходить пришлось под пулеметным огнем из соседнего дзота. Но все же задача была выполнена, пленный был взят, план немцев раскрыт.

Утром, 23 февраля, в серое, не успевшее еще поголубеть небо взметнулись зеленые ракеты. Орудийный грохот обрушился на землю. Дружно двинулась пехота, ломая оборону врага. Взвод, в котором был я, очистил первую и вторую позиции. В этом прорыве немцы в панике бежали за реку, в лес, откуда вскоре начали контратаку. В этот момент подошли наши танки и сорвали атаку врага.

Мне удалось захватить пулемет и оттащить его в кусты. Как только немцы начинали перебегать дорогу, пулеметная очередь валила их на землю. За этот бой 10 мая 1944 года меня наградили медалью “За отвагу”. Отличился не я один, таких было много. Никто не уходил с поля боя, раненые после перевязки возвращались в строй.

На польской земле

Освободив город Ковель, мы подошли к реке Западный Буг - это здесь 22 июня 1941 года немцы перешли нашу границу. На той стороне реки была польская земля. На реке было тихо, враг затаился. Времени на сооружение плотов не было. Разведчики нашли брод. Мне как командиру отделения нужно было идти первым. С каждым шагом становилось все глубже и глубже. До берега оставалось всего несколько метров, когда заговорил немецкий пулемет.

Но до берега все же добрались, быстро установили ручной пулемет и открыли огонь, прикрывая остальных бойцов. Завязался ожесточенный бой, в котором нам удалось расширить плацдарм для наступления наших войск. За участие в этой операции я получил свою вторую награду.

В одном из боев на польской земле моему отделению противотанкового расчета было поручено уничтожить “самоходку”. Пришлось обойти врага с фланга по болоту. Немцы менее всего ожидали нападения с этой стороны, однако не растерялись и в ярости бросились было в атаку, но автоматный и пулеметный огонь заставил их залечь, а когда с фланга ударила наша пехота, - отступить.

В освобожденном городе Люблине польские жители встречали русских солдат со слезами радости. Повсюду немец оставил следы зверства: сожженные села, разрушенные города, трупы замученных мирных людей. Но то, что я увидел под Люблином, до сих пор не могу забыть. Здесь немецкие палачи истребили миллионы людей: поляков, русских, сербов, чехов, французов, итальянцев, евреев, от которых остались лишь груды костей. Здесь находился комбинат смерти с адскими печами и газовыми душегубками, где погибло огромное количество ни в чем не повинных людей…

Вот и Висла. Перед рассветом 14 января серое зимнее утро разорвали десятки тысяч ракет “катюш”, все залилось багровым светом. Через 20 минут передовые батальоны пошли в атаку, овладев опорными пунктами на западном берегу реки. 17 января в бой вступила польская армия. В этот день была завершена ликвидация противника.

В Польше я увидел много городов и сел, превращенных в руины, улицы завалены кирпичом, камнем, железом. Даже не верилось, что Варшава когда-то была красивым городом. Теперь столица Польши была мертва, не было ни зданий, ни жителей.

Позже был освобожден город Познань, где в одном из сражений нам удалось уничтожить 69 и взять в плен 22 немецких солдата и офицера, 18 из которых были на моем счету. С боями от Вислы до Одера мы приближались к последнему рубежу обороны врага - к Берлину.

Последний рубеж

В апрельские дни 1945 года мы вели бои в окрестностях Бранденбурга. Это были последние дни войны. Немцы сопротивлялись отчаянно, с упорством обреченных. Мы были в 60-70 километрах от Берлина и готовились к последнему, сокрушительному удару.

Наступление началось 14 апреля. Где-то позади раздался гром, мощный гул, над головой заметались огневые нити. Море огня забушевало над горизонтом, бешено запрыгали фонтаны земли, все загудело, застонало, загрохотало, зашумело в ушах…

Полчаса плавился в огне горизонт. Мощный прожектор разрезал небо, возвестив о прекращении огня. Грохоча ринулись вперед танки, с криком “Ура!” устремилась за ними пехота. Наши войска крушили врага, добивали его, не давая опомниться.

Во время уличных боев в Берлине я был тяжело ранен и попал в госпиталь. Война для меня закончилась. День Победы я встретил в госпитале в г. Познань.

В октябре 1945 года я вернулся домой, в родное село Старобелокуриху, где живу и сейчас.

PS: Николай Андреевич Меркулов прошел путь от Курска до Берлина, награжден орденами Славы 2 и 3 степени, Отечественной войны 2 степени, медалями «За отвагу», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией».

Источник

- За изобилие.- 11 февраля 2005 года (пятница).- № 11 (8316).

В тему
  • Мы еще повоюем

    Болят старые раны, дают о себе знать контузия, неимоверные нагрузки в послевоенные годы, пошаливает сердце, но не раскисает ветеран

Отзывы и комментарии

Пока комментариев нет, ваш будет первым!