Альманах объединяет любовью к Алтаю!

Мы еще повоюем

Время не властно над нашими отцами и дедами, они по-прежнему в строю и являются для молодежи примером для подражания.
Виктор Андронович Меркурьев

Виктор Андронович Меркурьев.

Виктор Андронович Меркурьев родился 20 февраля 1923 года в селе Алтайском. В семье Меркурьевых было 6 детей, Виктор - третий ребенок. Отец вернулся с гражданской войны инвалидом, и содержать семью ему было трудно. В те годы на иждивенца давали 100 граммов хлеба. Дети, как могли, помогали по дому, косили сено, ходили за скотом, копались в огороде с матерью. После 9 класса Виктора пригласили в райисполком, в канцелярский отдел. Однообразная, рутинная работа не нравилась юноше, и он устроился в пищепром на должность кассира-кладовщика. Учебу Виктор продолжил в школе рабочей молодежи.

Когда началась война, в первый же день на фронт отправили 35 здоровых мужиков. Принесли повестку и Меркурьеву. Свой склад он сдал в течение ночи. А наутро пятерых парней и пятерых девушек-учительниц провожало все село. Новобранцев посадили на “полуторку” и отправили в Бийск, а дальше поездом в Барнаул. Для чего их везут в Ташкент, толком никто не знал. Впоследствии выяснилось, что их, 360 человек, направили на курсы телеграфистов.

Три месяца учебы, и Виктор Меркурьев, а с ним еще 5 земляков-алтайцев попадают на Волховский фронт. Распределили их в артиллерийский полк, на каждую батарею. Дали новичкам-телеграфистам рацию, а питания не было. Пришлось радистам переквалифицироваться в телефонистов. На вооружении у бойцов были карабины и автоматы ППШ.
- Недавно смотрел по телевизору, как чествовали Калашникова. Нам бы в то время такое оружие! - с сожалением говорит ветеран, - Мы бы показали фрицам, где раки зимуют!

Да, зимовать и вкусить все прелести фронтовой жизни Виктору пришлось сполна. Однажды двое суток по заданию командования они с напарником сидели в снегу, наблюдая за противником в бинокль и стереотрубу. Называлось это место “промежуточным” - между батареей и наблюдательным пунктом. Менялись по очереди, забираясь по лестнице на сосну, где находился наблюдательный пункт. Немцы были в 50 метрах - одетые в соломенные чуни, на головах поверх пилоток женские шали. Нахальство фрицев доставало наших солдат, особенно когда они стучали ложками по котелкам, выкрикивая: “Рус Ванька, капут!” Заметив на сосне наблюдателя, выхватывали “шмассеры” и беспорядочно палили разрывными пулями. Боец скатывался в свое убежище, зарываясь глубоко в снег.

Не сладко приходилось и нашим солдатам. В шинелях, фуфайках и шлемах-буденовках продувало ветром до мозгов.
- И все на своих плечах, - вспоминает Виктор Андронович. - Артиллерия была на конной тяге, кормить нечем, фуража нет. Пока привезут корм, лошади передохнут. Копаем колею в снегу и на себе вытаскиваем орудия. Мороженый хлеб пилили пилой. Ели супчик, если в котелке была ложка крупы, хорошо. Вот и вся еда. Когда армия Власова попала в окружение, нас бросили ее выручать. Дали пять снарядов на пушку… Попробуй - повоюй. Но 15 тысяч солдат все же вырвались из этого котла, а Власов со штабом сдался немцам.

Весной 1942 года полк под командованием майора Певзнера перебросили через Ладогу на Ленинградский фронт. Виктор к тому времени выучился на звукометриста, ему было присвоено звание младший сержант, и он получил назначение начальником центрального регистрирующего прибора, который фиксировал выстрелы и разрывы наших снарядов на вражеской территории, корректировал точность попадания их в цель. Он записывал и наносил на планшет координаты для артподготовки. После того, как осколком был смертельно ранен начальник базы, Виктора назначили на его место. А после успешно проведенной одной из операций Меркурьеву присвоили звание сержанта.

Фронт сужал кольцо боевых действий. Однажды в кромешной, чернильной темноте ночи полк переправили через Ладожское озеро на пароходе в Колпино. Днем фашисты не давали носа высунуть. В 1943 году войска прорвали оборону Ленинграда, и батарею оставили под городом Синявино. Об ужасах блокады написано много, но что пришлось пережить коренным ленинградцам, Виктор Андронович знает не понаслышке. Какой же страшной ценой досталась эта победа городу на Неве?!
- Воевали мы здорово, хотя досыта ни разу не ели. Но самое главное - у нас была вера в победу, и это не просто слова, а наказ Родины-матери: выстоять и победить!

В январе 1944 года освободили Ленинградскую область, города Пушкин, Кингиссеп, Гатчину. Наши войска вошли в Эстонию. Немцы стояли здесь намертво, они не собирались так просто отдать завоеванную территорию, хотя были временными “хозяевами” на нашей земле. Здесь Виктора приняли в партию. И вновь бои, освобождение Эстонии, форсирование Нарвы, когда советские батальоны попали под ожесточенный огонь с пристрелянных фашистами плацдармов. Надежным прикрытием противника была авиация. Сколько полегло здесь друзей-однополчан... Виктору Андроновичу тяжело об этом вспоминать: ему с лихвой досталось в этой мясорубке. И сейчас те страшные картины живы в его памяти:
- Вижу, что летчик летит прямо на меня. Яркая вспышка в глазах...

Такое он видел не один раз, и каждый раз ему везло. Но на этот раз удача от него отвернулась. Оглушительный взрыв потряс воздух. Взрывной волной солдата забросило под стоявшую невдалеке “полуторку”. Виктор оглох, получил осколочное ранение в руку и бедро. Когда бомбежка закончилась, он собрал остатки сил, потерял много крови, но дополз до батареи. Увезли его в госпиталь в Ленинград, на Садовую улицу. Две недели боец приходил в себя, “отдыхая” на больничной койке. Сколько было радости, когда в госпиталь пришел навестить брат Иван, который воевал под Ленинградом воздушным стрелком.

Через четыре месяца Виктора выписали в батальон выздоравливающих, а затем направили в Куйбышев, в пиротехническое училище. На этом война для него закончилась. Врачебная комиссия списала красноармейца Меркурьева, и 26 января 1946 года он демобилизовался из армии и вернулся домой в Алтайское. Прохлаждаться Виктору долго не пришлось. В то послевоенное время катастрофически не хватало мужских рук. Люди трудились за двоих, за троих. 23-летнего демобилизованного фронтовика вызвали в райком партии и предложили возглавить колхоз. Это было для него шоком:
- Какой из меня председатель? Ни опыта, ни знаний.

Ему дали два дня для раздумий: “Ты коммунист, значит - справишься. Если что, поможем”. Но Виктор наотрез отказался. Его уже ждали на прежнем месте работы, в пищепроме. Здесь он познакомился с Павлом Яблонским, шофером, который стал первым наставником и другом молодого фронтовика. Павел провел всю войну за баранкой “ЗИС-5”, в кооперации работал на “полуторке”, поэтому они быстро нашли общий язык.

Виктор помогал своему наставнику в лютые морозы заводить машину. Воду грели в ведрах паяльными лампами и проливали через блок. Надо было видеть черное от копоти лицо и счастливые глаза ученика: завелась! А что творилось в его душе, когда он в первый раз сел самостоятельно за руль?! “А ну, трогай!” И он поехал, держа в руках холодную и отполированную рукавицами баранку. Впоследствии Виктор в совершенстве изучил автомобиль. Опытные водители доверяли ему свои машины. Он самостоятельно возил муку с мельницы на пекарню, хлеб и дрова. Права в послевоенное время не давали, он получил их только в 1979 году, закончив курсы шоферов.

В июне 1952 года Меркурьева пригласили на совещание в райком партии.
- Будем строить новую больницу. Вы, как никто другой, подходите для руководства этой стройкой.
На этот раз отказаться ему не дали, назначили заместителем по хозчасти. В распоряжении Виктора работали две автомашины “ЗИС-5”.

Людей не хватало, часто заму самому приходилось садиться за руль, возить песок и гравий, стройматериалы из Бийска. А сколько нервов и времени приходилось тратить на эти рейсы?! Бездорожье, заносы зимой для водителей были испытанием на прочность.

Но стройка жила своими законами, законами выживания и сдачи объектов. Построили прачечную, котельную, бурили скважину, подвели водяное отопление, возвели корпус гинекологического отделения, родильного отделения…

Все теоретические знания по строительству Виктор получил в пиротехническом училище. При закладке фундамента возникли разногласия с подрядчиком о долговечности и прочности бетона. По прошествии 10 лет Меркурьеву придется вернуться к этому вопросу - при реконструкции больницы - и вновь доказывать “ученым мужам”, что фундамент, построенный в 1952 году, выдержит пять этажей осевой нагрузки. И он оказался прав. Больничный комплекс функционирует до сих пор, выдержал и землетрясение в прошлом году.

В 1962 году Виктора Андроновича направили дорожным мастером - строить мосты и дороги. Одним из завершенных проектов был Чертов мост под Чергой. Для строителей это было настоящим испытанием. Здесь применили самые передовые технологии тех лет. Забивали сваи, наращивали их до 20 метров высотой. Красавец-мост поражал воображение строителей. Следующий мост был в Куягане.

Война, многолетний тяжелый труд не прошли бесследно. В 1976 году, в июне, у Виктора Андроновича случился инфаркт, 17 октября - второй, обширный… Все. Казалось, жизнь остановила свой бег. Но ветеран никогда не отступал, он мобилизовал свои силы и наперекор судьбе бросил ей еще один вызов. Виктор Андронович стал активно работать по дому, завел хозяйство. Его увлеченности и жизнелюбию можно позавидовать. Держал овец, коров, поросят, пчел, дубил кожи. Однажды друг Георгий Кофанов принес ему крольчиху:
- Витя, разведи кроликов!
Это увлечение длилось 25 лет.

В 1980 году он приобрел “Запорожца”, но для хозяйских нужд тот оказался маловат. Виктор Андронович купил ЛуАЗ, на спидометре которого было 10 тысяч километров, сам смастерил к нему прицеп, и теперь возит траву, сено и дрова. На сегодняшний день пробег перевалил за 90 тысяч километров. Он дотошно изучил свой “луноход” до последнего болта, вникая во все тонкости эксплуатации автомобиля.
- Я забирался на нем в такие дебри, куда не всякий УАЗ-ик пройдет, - с гордостью замечает Виктор Андронович и подытоживает: «Для хозяйства - незаменимый труженик!»

Вторая жена Раиса Михайловна (с первой он прожил 31 год) пыталась урезонить мужа-трудоголика:
- Да остепенись ты, хватит тянуть непосильный воз!
А он не может сидеть без дела. Какая-то внутренняя жизненная сила дает ему второе дыхание. Развел прекрасный сад: семь сортов винограда, три сорта груш (один не уступит южным сортам, сам пробовал), крыжовник, вишня, смородина, три сорта сливы и даже чернослив.

Сидим с ним в небольшом пятистеннике, который он построил своими руками еще в 1946 году. Тогда хором не возводили. На койке валенки, дратва. Хозяин перехватил мой взгляд:
- Вот, подшиваю, а что делать? С Нового года отменят все льготы, цены взлетят, попробуй догони. С нашими депутатами не соскучишься, ни одного путевого закона не приняли. По телевизору одни рекламы, смотрю мексиканские сериалы. Там думать ни о чем не надо, все ясно и понятно в их жизни. А в нашей - политические игры: кто - кого?!

Виктор Андронович поднимается с кровати. Худой и высокий, тихой старческой походкой выходит на кухню. Приносит новый шток от бензонасоса.
- Вот купил. Что-то в последнее время дергаться стала, покумекал и решил: бензонасос недокачивает. Стареет мой “Боливар”, как и сам хозяин!
Лукавит Виктор Андронович. На своем “луноходе” он лихо рассекает по Алтайскому ни много, ни мало - 22 года!

Он достает из шифоньера китель, увешанный орденами и медалями. В этом кителе он был частым гостем в школе № 1. Ребята, затаив дыхание, слушали рассказы фронтовика о том, какой ценой досталась Победа над фашистской Германией.

Болят старые раны, дают о себе знать контузия, неимоверные нагрузки в послевоенные годы, пошаливает сердце. Но не раскисает ветеран, боец Великой Отечественной.

Время не властно над нашими отцами и дедами. Их имена вписаны золотыми буквами в историю государства, они по-прежнему в строю, являясь для молодежи примером для подражания. Дай им Бог здоровья и силы на долгие годы, ибо все мы, живущие на этой земле, в неоплатном долгу перед ними.

Источник

– За изобилие.– 14 января 2005 года (пятница).– № 3 (8308).

В тему
  • Сквозь свинцовую метель

    Воспоминания о событиях военных лет ветерана войны накануне 60-летнего юбилея Победы в Великой Отечественной войне

Отзывы и комментарии

Пока комментариев нет, ваш будет первым!