Альманах объединяет любовью к Алтаю!

Сибирь и сибиряки

Об объективных причинах русской колонизации Сибири, об ее экономическом и социальном развитии, о патриотизме и героизме сибиряков.

На перекрестке цивилизаций

Русская колонизация Сибири имеет глубокие объективные причины: политические, экономические, социальные. Освоение окраин государства стало на многие столетия политикой осуществления принципов естественных границ Российской цивилизации. Цивилизационный подход в оценке явлений и процессов сибиркой истории позволяет нам определить более глубинные корни в исследовании общности судеб народов и культур Российской цивилизации. Огромная территория Евразии является «срединной землей» – лимитрофом на стыке Западной и Восточной цивилизаций. Это территория, где сталкивались интересы и противоречия, где постоянно изменялась граница соприкосновения земледельческих и кочевых культур, где происходил синтез западно-восточных элементов.

Результатом данного взаимодействия в течение многих веков явилось образование синтезной Российской цивилизации. Именно сложившиеся географические границы Российского государства ограничили полиэтническое, поликультурное, поликонфессиональное содержание территории лимитрофа. Органичным выражением специфики лимитрофа во все времена являлся Приенисейский край, и, особенно, ее южная часть. Проведем краткий экскурс в историю взаимодействия культур Хакасско-Минусинской котловины, чтобы воочию проследить как существование мощных очагов древнейших культур, так и синтез достижений различных цивилизаций на территории Сибири…

Во второй половине III - начале II тысячелетия до н.э. на берегах Енисея происходит переход от камня к меди. Складывается Афанасьевская земледельческая культура. Археологи и антропологи относят афанасьевцев к европейской расе. Им не смену в эпоху перехода к бронзе пришла Окуневская культура с развитым скотоводством. Этнически они были уже монголоидами. В период расцвета бронзового века здесь превалирует андроновская культура. Андроновцы занимались как скотоводством, так и земледелием. Их сменила Карасукская культура. Карасукцы впервые освоили верховую езду и занимались отгонным скотоводством. С началом в Приенисейском крае в I тысячелетии до н.э. железного века в Хакасско-Минусинской котловине утвердилась культура тагарцев-динлинов. По свидетельству китайских авторов тагарцы были светловолосыми европеоидами. Археологи выявили у них развитое мотыжное земледелие и скотоводство.

В конце I тысячелетия до н.э. – начале I тысячелетия н.э. на юге Приенисейского края господствует не менее развитая Таштыкская культура. Затем Южная Сибирь на многие столетия стала столбовой дорогой Великого переселений народов. В I – VI вв. наиболее существенное влияние оказали гунны (по китайским источникам – народ хунну): Затем по берегам Енисея и Великой Степи прокатилось нашествие монгольской армии Чингис-хана. После распада монгольской империи здесь сложилось государство древних хакасов.

Бытует мнение, что в XIII – XV вв. развитие огромного края от Урала до Тихого океана резко затормозилось. С позиций цивилизационного подхода это вполне естественный - восточный, замедленно-циклический тип развития. Непрерывные военные столкновения и присущий окраинам восточной цивилизации тип традиционного освоения естественных ресурсов характерны и для Приенисейского края. В лесной и таежной зонах здесь господствовал традиционно-присваивающий тип хозяйства. В южных степных районах сохранялось традиционно-производящее хозяйство, имевшее скотоводческую направленность и элементы земледелия.

С похода Ермака в 1681 г. начался этап смены типа цивилизационного развития вначале в Западной Сибири, а с возникновением в 1607 г. Туруханского поселения и в 1618 г. г. Енисейска – и в Приенисейском крае. Значимым событием стало основание в 1628 г. Красноярского острога. Оформлением естественных границ Российской цивилизации на ее южноенисейских рубежах стало возведение Саянского острога в 1709 г.

К середине XVII в. русские первопроходцы вышли к берегам Тихого океана и закрепились на восточной окраине Азиатского материка. Политическое закрепление Российской цивилизации на азиатской части лимитрофа, сопровождается утверждением в XVIII-XIX вв. традиционной земледельческой культуры, а на рубеже XIX-XX вв. – и индустриальной.

Сибирь, которую мы потеряли

В начале ХХ в. доля Сибири в общей площади Российской Империи составляла 58%. Население Сибири при этом составляло всего 6% от общего числа жителей огромной страны. Из 12,6 млн. жителей сибирского края около 1 млн. человек проживало в Енисейской губернии. Плотность населения была крайне неравномерной – от 0,01 до 15,5 чел./кв. км.

Присоединение Сибири к России на первых порах не изменило коренным образом специфику использования естественных природных ресурсов. Главным стимулом и наибольшей ценностью в первоначальном освоении сибирского края русскими была пушнина. В XVII в. сибирская пушнина давала от 40 до 80% всего национального дохода российского государства. Но еще в начале ХХ в. меха из Сибири составляли 44% всей мировой добычи или 4/5 всего пушного товарооборота в России.

Важнейшим цивилизационным изменением в освоении края явилось создание своего сибирского земледелия. Темпы роста посевных площадей и сбора зерновых в Сибири были всегда выше среднероссийских. Так на 100 жителей здесь засевалось 84,9, а в среднем по России – 55,0 десятин пашни. Особенно выигрышным выглядит сравнение урожайности российских и сибирских пашен. Если в середине XIX в. в Европейской России урожайность зерновых была от «сам-2,3» до «сам-3,2», сибирсие земли давали от «сам-4,2» до «сам-10» и более. И это в условиях экстремального климата и более короткого лета! К 1917 г. Сибирь (6% населения России) давала 17% валового сбора зерна. Быстрыми темпами край превращался в основную житницу страны.

Не менее быстрыми темпами к началу ХХ в. развивалось животноводство. В 1913 г. по количеству скота Российсая империя занимала второе место в мире после США – 190 млн. голов., из них на Сибирь приходилось 20% всего поголовья скота. В начале ХХ в. сибирские мясные и молочные продукты стремительно завовевывали внутренний рынок страны: до 50% всего мяса в Москве завозилось из-за Урала. В крестьянских хозяйствах Сибири разводили до 18% всех лошадей России, 14% овец, 12% свиней (еще раз напомним, что этим занималось 6% населения страны).

Но наиболее впечатляющих результатов в начале ХХ в. достигло сибирское маслоделие. Министр внутренних дел и выдающийся реформатор П.А. Столыпин писал: «Сибирское маслоделие дает золота вдвое больше, чем вся сибирская золотопромышленность». О высоком качестве масла, производившвшегося в Степном крае, в Томской и Тобольской губерниях, говорит донесение 1911 г. русского консула в Штеттине: «Сибирское масло, ввозимое в Германию, в чистом виде до покупателя не доходит, а идет на сдабривание местных германских масел или прибывает в «подправленном» виде из Голландии и Дании». Только в 1913 г. за границу было продано более 4,4 млн. пудов сибирского масла, что составляло до 90% всего экспорта масла из России.

Немаловажную роль в обеспечении могущества России в XIX – начале XX в. играла золотопромышленность: к 1910 г. доля сибирского золота составляла 71% (из 3,1 тыс. пудов – 2,2 тыс. пудов всего добываемого золота). На сибирских приисках в начале ХХ в. строятся железные дороги, вводится пргорессивное алмазное бурение, внедряется зимняя промывка золотосодержащих песков за счет парового оттаивания грунта. Здесь действовало более 10 приисковых гидроэлектростанций, работало около 40 золотодобывающих драг. Во многом благодаря бурному развитию золотодобывающей промышленности значительная часть крестьянских хозяйств Енисейской губернии еще с 30-40-х гг. XIX в. была втянута в рыночные отношения. Рост золотодобычи способствовал развитию торговли, путей сообщения, городов.

Потрясающей по своей грандиозности страницей истории Сибири стало строительство Великой Сибирской железнодорожной магистрали. С 1891 по 1911 гг. было построено 8 281 км. путей. В среднем в год прокладывалось по 685 км. Строили по принципу – «Строить добротно, чтобы впоследствии дополнять, а не перестраивать». И сегодня на сибирской магистрали продолжают нам служить мосты, тоннели, вокзалы, построенные в начале ХХ века. Общая стоимость прокладки дороги составила 750-800 млн. рублей. Строительство Сибирской магистрали считается по праву событием мирового значения.

Сибирская промышленность развивалась более скромными темпами, чем общероссийская. Но уже в начале ХХ в. данные процессы ускорились. К 1914 г. доля промышленной продукции Сибири составляет 22%. В 1917 г. в Сибири производилось до 10% всего сельскохозяйственного инвентаря и машин России. О производительности труда в сибирской промышленности красноречиво свидетельствуют следующие данные. В 1908 г. доля Сибири в общем количестве рабочих составляла всего 1%, но они производили 3,5% всех промышленных ценностей Российской империи!

К примеру, если производительность труда одного рабочего в Донбассе в 1913 г. составляла до 8,5 тыс. пудов угля в год, по России в целом до (.% тыс. пудов, то сибирские шахтеры добывали в среднем по 11,7 тыс. пудов угля.

Развитие промышленности способствовало дальнейшему подъему сельского хозяйства: к 1910 г. уровень технической обеспеченности Сибири превзошел общероссийский. На одно крестьянское хозяйство здесь приходилось в 2 раза больше, чем в Европейской России, жаток, молотилок, сенокосилок, жнеек.

На рубеже XIX-XX вв. быстрыми темпами развивались горнорудная и мукомольная промышленность, кожевенное производство и винокурение, пчеловодство и лесные промыслы. Росла добыча соли, каменного угля, графита, слюды. Сибирь быстро покрылась сетью путей сообщения – водных, колесных, железнодорожных. Это отражало многообразие торгово-рыночных и хозяйственных связей. Так к началу строительства Сибирской железной дороги основные перевозки по Московскому тракту осуществляли 16 тыс. ямщиков на 80 тыс. лошадей. Вдоль тракта, железной дороги, на водных путях в начале ХХ в. переживали период второго рождения множество сибирских городов.

Со второй половины XIX в. Сибирь переживает бурный подъем общественной и культурной жизни. Росло самосознание и движение по изучению и культурному обустройству края. По всей Сибири, в том числе и Енисейской губернии силами энтузиастов-краеведов создаются музеи. В 1883 г. был открыт Енисейский музей, в 1887 г. – Минусинский, в 1889 г. – Красноярский краеведческий музей.

О резко усилившейся тяге сибиряков к просвещению говорит тот факт, что если к началу ХХ в. в Петербурге один ученик приходился на 63 человека, в Москве – на 57, в Харькове – на 131, то в Томске и Красноярске один ученик приходился на 26 человек. К 1917 г. в сибирском крае действовало 4 высших учебных заведения, велась работа по открытию пятого ВУЗа, но это явно не удовлетворяло быстро растущие нужды в высококвалифицированных кадрах.

Наоборот, удручают последствия преобразований, происходивших после 1917 г. в сельском хозяйстве и частично в промышленности, отбросившие экономику края на 2-3 десятилетия назад.

Эпоха потерь и свершений

В годы гражданской войны 1918-1921 гг. крестьянство Сибири испытало грубое насильственное вмешательство. Как «белые», так и «красные»: продразверстка, реквизиции, террор колчаковской власти, насильственные мобилизации, сбор недоимок за годы мировой войны… Трудно оценивать степень «праведности» как «белых», так и «красных» в гражданской войне. Линия раскола прошла крайне противоречиво: где-то между богатыми и бедняками, где-то между старожилами и переселенцами, где-то внутри крестьянского мира, и почти везде между казаками и крестьянами… И те, и другие защищали интересы «своей» Сибири.

Но, в целом, сибирские крестьяне были во многом «третьей» силой, защищавщей свои исконные свободы и экономическую самостоятельность. Сибирский характер не смог смириться с насилием и ответил массовыми восстаниями. Здесь в 1919-1921 гг. во множестве сложились партизанские республики как форма локальной вооруженной самоорганизации крестьян в границах волости.

С началом разумной для крестьян новой экономической политики (НЭПа) сибирская деревня обрела спокойствие и пережила непродолжительный, но бурный подъем 1920-х годов. Возрождаются основные традиции общинной жизни, развивается культура в сельской местности, ширится движение за полную грамотность населения. Крестьяне активно втягиваются в рыночные отношения. Развивается кооперация, возникают добровольные товарищества по обработке земли, коммуны. Но наиболее быстро идут процессы развития крепких единоличных хозяйств. Случайно ли то, что И.В. Сталин принял решение о переходе к коллективизации после посещения Западной Сибири…?

Но и в 1930-е гг., несмотря на массовое раскрестьянивание, репрессии против цвета сибирского крестьянства, деревня выстояла. В числе лучших в стране признаются и колхозы сибирского края. Но самые глобальные преобразования в жизни сибиряков связаны с промышленностью.

Все большее значение приобретают ныне слова великого ученого М.В. Ломоносова: «Могущество Российское прирастать будет Сибирью». В современной России Сибирь стала «цементирующим стержнем державы». Инициативность, самостоятельность, напористость, стойкость духа, предприимчивость, стремление защитить свои интересы нашли свое отражение в деятельности региональных объединений «Сибирское соглашение» и «Союз сибирских и дальневосточных городов». Вся предыдущая история края, целеустремленность сибиряков, их настойчивость и трудолюбие позволяют надеяться, что время расцвета Сибири – в недалеком будущем.

О Сибири с любовью…

Но самым высшим достижением в более чем трехсотлетней истории Сибири в составе России стало превращение некогда бескрайнего таежно-степного пространства в окультуренный регион трудом десятка поколений сибиряков. Не слаборазвитая окраина государства, не место ссылки и каторги, не край «угрюмых поселенцев», как часто стереотипно воспринималась Сибирь в XIX - начале ХХ вв., а наиболее динамично развивающийся регион Российской империи – таковым нужно представлять прошлое нашего края.

Достижения в хозяйчтвенной и культурной жизни Сибири были бы в полной мере невозможны без утверждения самосознания ее населения, сопровождавшимся становлением местного патриотизма. Еще в середине XIX в. генерал-губернатор Западной Сибири П.Д. Горчаков писал: «Бесспорно, что сибиряки гордятся своей родиной, к коей привязаны более внутренних обывателей (т.е. жителей Центральной России), что они с излишеством ценят ее изобилия, удобства». Сибирские просторы, красота ландшафтов, «изобилия и удобства» действительно привязывали к себе человека. Чем более суров край, чем труднее борьба за выживание, тем более человек ценит труд и его результативность. В борьбе с воздействующими факторами формировались коллективы общинников, взаимопомощь, радушие. Здесь люди ценили «общество» за поддержку и помощь в трудную минуту. Но более ценили сообщество за то, что оно уважало трудолюбивого, честного человека, не вмешиваясь в его жизнь. Будучи на виду у всего коллектива, люди старались жить честно, открыто, хлебосольно, помогать друг другу, уважать общие традиции.

До сих пор тесные отношения всеобщего «братства», взаимовыручки и общности жизни характерны для всех небольших северных городов и поселков, большинства сел и деревень сибирского края. В больших сибирских городах подобные сохранившиеся отношения можно еще наблюдать в старых микрорайонах на окраине и отдельных дворах…

Как творец-мастер гордится своим произведением и привязан к нему, так и сибиряки-старожилы любили свою Сибирь. Этот край был преобразован трудом предков и тех, кто прибыли на переселение раньше. Вдвойне радовали изобилия, добытые напряженным трудом. Благодатный край спасал человека дарами природы в неурожайный год, давал возможность развернуться в хозяйственной деятельности.

Патриотизм по-сибирски – это и верность традициям, благодаря которым последующие поколения адаптированы к суровым климатическим и иным условиям, верность сохраняющимся праздникам, обычаям и правилам поведения в обществе. Патриотизм означал и чувство долга, верность данному слову, стремление к улучшению жизни на этой земле.

Ярким проявлением пробуждающейся любви к своему краю было формирование в середине XIX в. в общественного движения «Сибирского областничества». Движение областничества охватило интеллигенцию Сибири, студенческие «землячества» сибиряков в Петербурге, Москве, Казани. «Чувства, выразившие эту идею нужно искать в умах сибирского крестьянства. Оно первое стало выделять себя из остального крестьянского мира, а уже за ним следом и сибирская интеллигенция, выходившая из сибирского народа, начала выделять себя из общерусской интеллигенции», - писал идеолог «Сибирского областничества» Г.Н. Потанин. Во главе движения стояли также А.П. Щапов, Н.М. Ядринцев, С.С. Шашков, Н.С. Щукин, Ф.Усов.

В обобщенном виде требования сибирских патриотов выражались в следующем:
· Сибирь не должна быть краем ссылки;
· Естественные богатства Сибири – достояние местного населения;
· Предоставление области широкого самоуправления и создание Сибирской областной думы;
· Самостоятельное устройство сибирских финансов;
· Прекращение отлива молодых умственных сил в Европейскую Россию и открытие Сибирского университета.

Неравноправное положение сибирского края «областники» определяли как колониальное. «Во всякую эпоху самый дорогой продукт Сибири объявлялся изъятым из пользования колонии. В начале сибиркой истории был объявлен государственной регалией соболь, потом таковой же регалией стало золото, теперь сибирский лес вырубается в пользу казны, игнорируя связанные с ним интересы будущих поколений Сибири… Что это как не своекорыстная политика?» – писал с болью Г.Н. Потанин.

Мнение же высших кругов государства по отношению к сибирскому краю высокомерно и емко выразил бывший тобольский губернатор Богданович: «Ишь вы, захотели, чтобы колония пользовалась лучшими условиями жизни, чем метрополия!».

Красной нитью в трудах «областников» проходит мысль о том, чтобы самим сделать край «более удобным и привлекательным для жизни». Отмечалось, что для изменения своего положения сибирское общество не должно просить «благодеяний», оно должно стараться сделать жизнь здесь не только сносной, но и «соблазнительной».

Подвижническая работа «областников» способствовала открытию первого в Сибири Томского университета, развитию просвещения, созданию краеведческих музеев. Во многом благодаря им, в сибирском крае стали издаваться десятки газет и журналов. «Областники» внесли особый вклад в изучение истории Сибири, в проведение этнографических исследований коренных народов края и русских старожилов.

Движение областников стало одним из катализаторов оформления широкого движения благотворительности купцов-предпринимателей, рядовых мещан и крестьян. Оно было вызвано не только высокими стабильными доходами, «но и обусловлено такими причинами, как нравственные убеждения, благородным желанием внести свой личный вклад в изучение природных богатств, истории и этнографии народов Сибири, развитие экономики и культуры родного края, христианское милосердие, человеколюбие» – отмечал исследователь П.Н. Мешалкин.

Весьма масштабно проявили себя в деле благотворительности купцы Кузнецовы, Гадаловы, Кытмановы. Так супруги Щеголевы пожертвовали Красноярску 1 200 000 рублей, Н.К. Переплетчиков завещал городу 65 000 рублей. На благотворительнве средства строились больницы, приюты, школы, ночлежные дома для нищих, храмы.

Подобные примеры характерны не только для Красноярска, но и уездных и волостных центров Енисейской губернии. В 1878-79 гг. в с. Курагино Минусинского уезда по инициативе крестьянина-предпринимателя Н.П. Пашенных было открыто сельское приходское училище. Для него бесплатно выделил свой дом другой зажиточный крестьянин Ф.Ф.Девятов. Н.П. Пашенных и крестьянин И. Снегирев пожертвовали школе по 100 рублей, а крестьяне окрестных деревень по их примеру решили на сходах собрать с каждой ревизской души по 25 копеек для содержания учителя, законоучителя и сторожа. Ф.Ф. Девятов совершил еще один благородный поступок: он выступил энтузиастом создания библиотеки в с. Курагино. Из книг, пожертвованных им и другими жителями, в 1900 г. была учреждена бесплатная народная библиотека-читальня.

Сибирский патриотизм сегодня выражается не только в осознанной привязанности к сибирскому краю, но и в продолжающемся преобразовании края. Наш патриотизм в решении экологических проблем, в спасении природы, растительного и животного мира Сибири. Наш патриотизм состоит в приобщении к гордым делам и свершениям сибиряков прошлых веков. «Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно. Неуважение к оному есть постыдное малодушие» – писал декабрист Волконский. Эти слова с полным правом относятся и к нам…

России верные сыны

Патриотизм сибиряков, во многом являвшийся выражением лучших черт сибирского характера, наилучшим образом раскрывался в годину войн. В Отечественной войне 1812 г. приняло участие более 27 тыс. воинов-сибиряков. Из Сибири было выведено 7 регулярных полков и 2 артиллерийские роты, в том числе Енисейский пехотный полк. Из них, 5 полков заслужили славу на Бородинском поле, при этом, Томский и Тобольский полки потеряли более половины личного состава. В Сибирском драгунском полку осталось в строю всего 125 рядовых и 3 офицера. Сибиряки защищали и знаменитую батарею Раевского; почти все полегли смертью храбрых, но не отступили.

В русско-японской войне именно сибиряки составляли большинство солдат и офицеров, оборонявших Порт-Артур. Комплектовавшиеся по территориальному принципу Восточно-Сибирские дивизии стали основными силами Росси на театре войны на начальном этапе. Десятки тысяч воинов-сибиряков отличились в обороне Ляоянского укрепрайона, во встречном сражении на реке Шахэ, выстояли под Мукденом.

Из приказа генерал-майора Сухотина: «11 июля 1904 г. 4-й Сибирский корпус выдержал упорный бой у Наньдалина и Цянджанцы. В этом тяжелом пятичасовом бою в особенности выразилась несокрушимая стойкость сибирских полков, на которых обрушился главный удар противника. Ни одна пядь земли на позициях не была ими уступлена, несмотря на их численное преимущество и повторные атаки…».

С началом первой мировой войны 1914-1918 гг. только в сельской местности Азиатской России было мобилизовано на фронт 1,2 млн. человек или 12% всего населения сибирского края. Сибирские полки ставились командованием на самых ответственных рубежах обороны, входили в части пролрыва австрийских и германских позиций. Традиционно из сибирских охотников формировались команды разведчиков и метких стрелков. Особо отличились в боях казаки всех без исключения сибирских казачьих полков. Всего на фронтах первой мировой войны принимали из состава сибирских казачьих войск 22 конных полка, 7 конных сотен, 3 дивизиона и 10 батарей

Героизм сибиряков и стремление выполнить воинский долг нашли отражение в песне сибирских стрелков периода первой мировой войны:

Из тайги, тайги дремучей,
От Амура от реки
Молчаливо грозной тучей
Шли на бой сибиряки.
Их сурово воспитала
Молчаливая тайга,
Бури грозные Байкала
И сибирские снега.
Ни усталости и страха;
Бьются ночь и бьются день,
Только серая папаха
Лихо сбита набекрень.
Эх, Сибирь, страна родная,
За тебя-ль, мы постоим
Волнам Рейна и Дуная
Твой привет передадим.
Из тайги, тайги дремучей…

Сибиряки внесли неоценимый вклад в дело победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Сибирские дивизии сыграли выдающуюся роль в обороне Москвы, Ленинграда, Сталинграда. Стойкость, выносливость, храбрость – лучшие качества сибирского характера – проявились в полной мере. В сибирской деревне осталось в те годы 59,2% трудоспособного населения: в основном женщины, подростки. Они вынесли на своих плечах все тяготы войны в тылу. Подростки 1927-1930 гг. рождения подорвали тогда свое здоровье, работая по 14-16 часов в сутки: мало кто из них дожил после войны до 60 – 70 лет…

В Фонд Обороны сибиряки пожертвовали более 5 млрд. рублей и подписались на военные займы более чем на 6 млрд. рублей. Сибирь приняла к себе более одного миллиона человек, эвакуированных из Европейской России.

О воинах-сибиряках сказано немало теплых слов:
- Маршал К.К. Рокоссовский: «Среди наших замечательных солдат сибиряки отличались особой стойкостью».
- Маршал Р.Я. Малиновский: «Уважение и глубокая всеобщая любовь к уральцам и сибирякам установилась потому, что лучших воинов, чем Уралец и Сибиряк, бесспорно мало в мире. Поэтому невольно рука пишет эти слова с большой буквы».

Приложение

* * *

Н.М. Ядринцев: «Видя, как было все оживленно, как все искало дела, слыша страстные речи о народе, о долге гражданского служения, мы не могли перенестись мыслями к нашей родине и задуматься о ее будущем. Мы представляли ее, в настоящем бедную и убогую, нарядной и богатой в будущем; вместо несчастной, слышавшей только звон цепей и проклятие ссыльных, мы рисовали себе ее населенной, свободной, жизнерадостной и ликующей, мы назвали эту страну «Страной будущего»… мечтали о счастливой будущности края, перечисляли неистощимые ее богатства, рисовали ее в будущем… царицей Азии».

* * *
Если ты странствуешь путник.
С целью благой и высокой,
То посети, между прочим
Край мой далекий.
Там сквозь снега и морозы
Носятся мощные звуки,
Встретишь людей там, что терпят
Муки за муки…
Нет там пустых истуканов,
Вздохов изнеженной груди,
Там только люди да цепи,
Цепи да люди!
Сибироский поэт И.Ф. Федоров-Омулевский.
* * *

М.М. Сперанский, великий реформатор начала XIX в., проехав по Сибири до Иркутска, провел серию преобразований, изменивших статус и управление сибирским краем. Он вскрыл величайшие злоупотребления, взяточничество, самодурство чиновников и заслужил уважение сибиряков. Как менялось отношение М.М. Сперанского к Сибири? По мере знакомства с краем столичный чиновник становится сибирским патриотом…

Из Тобольска - дочери: «Воспринимаю эту поездку как наказание. Те же порядки, та же глупость, то же терпение… Различие только в том, что здесь, говоря вообще, всем жить хорошо, и, следовательно, бедных менее… Смею утверждать, что Сибирь есть просто Сибирь, т.е. прекрасное место для ссыльных, выгодное для торговли, любопытное и богатое для минералогии, но не место для жизни и высшего гражданского образования, для устроения собственности… основанной на хлебопашестве, фабриках…».

Из Томска – дочери: «Здесь прекрасные земли, которые дают сряду 10 и 15 урожаев…, опрятность в жизни крестьян. Томская губерния по богатству, произведениям и климату, весьма умеренному, могла бы быть одной из лучших губерний России…».

Из Красноярска: «Почти беспрерывно встречаются богатые селения. У старожилов отличный, но здесь не редкий, нрав… Вообще, кто хочет видеть старую Святую Русь, тот должен путешествовать в сих местах… Нравы отменные, чистые и простые. В течение 6 лет здесь, в Енисейске, не было ни одного подсудимого в уездном суде из всех обывателей уезда… Весь путь от Канского уезда до Красноярска есть сад…». С юга Сибири: «Этот край один из самых благословенных не только в Сибири, но и в целой России…».

По завершению поездки, через несколько лет, М.М. Сперанский напишет: «Во всех случаях Сибирь будет всегда любимым предметом участия и попечения. Мысль о Сибири всегда будет со мною. Сибирь есть страна Дон-Кихотов».

* * *
В годину бедствий и страданий
Ужели мать покинет сын?
Ужель в период испытаний,
В период рабских ожиданий,
Отчизну бросит гражданин?!
Твоей природы лик суровый
Люблю, родимая Сибирь!
Твоих полей простор и ширь
Красой пленяет вечно новой.
Сибирь, Сибирь, страна изгнанья!
Тебя люблю я всей душой!
Тебе все лучшие желанья,
Тебе все светлые мечтанья, -
Я сын тебя, я вечно твой!
Неизвестный сибирский поэт. 1884 г.
* * *

Осень 1942 года – один из самых трудных периодов Великой Отечественной войны. Из разговора двух офицеров в окопах Сталинграда:
- Тебе-то хорошо, у тебя во взводе осталось аж 18 человек! А у меня во взводе всего 10.
- Хорошо-то хорошо, но у тебя из десяти – четверо сибиряков!
- На них вся оборона и держится.

Чащин В.И., историк-краевед, ветеран войны; с. Челноки Казачинского района Красноярского края
Источник

Андюсев Б.Е. об истории Красноярского края и Сибири: «Сибирское краеведение».

В тему

Отзывы и комментарии

Larisa2012.12.02

Cибиряки в Отечественной войне 1812 г. Особую ценность Вашим работам придают новые источники о сибиряках-участниках Отечественной войны 1812 г. Есть материалы об офицерах, встречаются имена унтер-офицеров, но очень редко – нижних чинов. Как вы полагаете, где можно получить какие-либо сведения о рядовых участниках войны? Встречаются в областном архиве в фондах земского суда списки кавалеров медалей 1812 г. Но ветераны войны часто не могут вспомнить даже название полков, в которых они служили. Хотелось бы восстановить имена земляков, сражавшихся в 24 пехотной дивизии.

Борис Ермолаевич2012.12.02

Уважаемые коллеги! По вашему запросу, к сожалению, подробно ответить не смогу. Так как документами по войне специально тоже не занимался. Попутно попадались косвенные (один из них прилагаю в письме). Так что могу посоветовать только системно проработать фонды первой четверти XIX века. Ваш Б.Е. Андюсев.