Альманах объединяет любовью к Алтаю!

Петроглифы Алтая

Рассказывает Б.Х. Кадиков – член-корреспондент Петровской Академии наук и искусств, почетный гражданин г. Бийска.
Древние петроглифы Алтая
Чудом уцелевшие для нас,
Графикой невольно поражают
О давно минувшем их рассказ.
На рисунках сказочные кони
Скачут из неведомых веков...
В. Куницын

Алтай – колыбель многих древних народов Центральной Азии. Исследование сибирскими археологами целого ряда уникальных культурно-исторических комплексов этой горной страны получило всемирную известность. Древние племена и народы, пересекавшие беспредельные просторы Азии в течение многих тысячелетий известный русский художник и путешественник Н.К.Рерих называл «великими странниками». Перед многочисленными эмигрантами, стремившимися на Восток или в обратном направлении, казалось, непреодолимой преградой вставали горы Алтая. Но опыт многих поколений горных кочевников позволял им легко найти наиболее короткие пути в суровых алтайских высокогорьях. Перевалы и древние тропы фиксировались не только в памяти людей, но были отмечены древними монументальными стелами, обо (жертвенными кучами камней), курганами и многочисленными наскальными изображениями, которые, возможно, служили и визуальными ориентирами на местности.

История дописьменных народов Центральной Азии еще во многом остается для нас загадочной и таинственной, но наскальные рисунки, эти листы «каменных книг», помогают проникнуть в глубь тысячелетий. Они занимают особое место, являясь бесценным источником духовной и материальной культуры древних алтайцев. Нередко это живописные повествовательные рассказы наших предков о своей жизни, обрядах, мифологии. Некоторые каменные полотна являются настоящими произведениями первобытного искусства.

Одним из труднейших вопросов при изучении петроглифов остается определение даты их создания и, самое главное, «расшифровка», т.е. прочтение их содержания. Археологам давно известно, что многочисленные рисунки древних запечатлели не только различные бытовые сцены: перекочевка, охота, война, но и являлись наскальными иллюстрациями мифов и сказаний. Различить их и определить дату помогает тщательный анализ техники выбивки, художественных приемов и стиля, в котором выполнены древние рисунки, но, даже не смотря на такой комплексный метод исследования, многие из них остаются непонятными до сегодняшнего дня.

На Алтае известно более 200 мест, где обнаружены петроглифы и сотни тысяч таких рисунков. Анализ содержания, техники, стиля исполнения изображений позволяет разделить время их создания на несколько этапов.

Древнейший этап – палеолит представлен выбитыми точечной техникой рисунками лошадей, быков и оленей на скалах и камнях плато Укок. В абсолютном исчислении их возраст составляет не менее 12-14 тыс. лет.

Эпоха мезолита (9-7 тыс. лет до н.э.)

Эпоха мезолита в отношении петроглифики практически не изучена. Возможно к ней следует относить небольшое количество изображений в виде так называемых кругов с точкой, кругов с ножкой, лунообразные и подковообразные знаки, обнаруженные на двух стелах. Одна из-них (в лежачем состоянии) находится на берегу р. Катуни около грота Куюс, вторая – стоит вертикально на берегу р.Чуи на 727 км дороги Новосибирск-Ташанта.

Эпоха неолита (6-4 тыс. до н.э.)

Эпоха неолита представлена крупными (1 х 1,5 м или более) фигурами оленей и лосей, выбитыми довольно широким контурным желобком). Очень часто встречаются фигуры священных быков и по одиночке, и небольшими группами. Местонахождение рисунков – Калбак-Таш, Куюс, Бичикту-Бом, Ак-Узюк.

Эпоха энеолита (конец 4-3 тыс. до н.э.).

В эпоху энеолита и ранней бронзы на горно-степных пространствах Центральной Азии главными персонажами петроглифов оставались дикие животные: козлы, бараны, олени, лоси, быки, лошади и верблюды. К ним следует добавить новые образы: хищные и фантастические звери, зооморфные персонажи, которые не сменяли друг друга во времени, а сосуществовали, развиваясь параллельным путем.

В ранних алтайских памятниках Елангаша, Калбак-Таша и Курман-Таша они (обычно крупные статичные фигуры) часто показаны рядом и в различных сочетаниях: олень-бык, лошадь-бык, бык и козлы и т.д. А сам жанр, когда лоси, олени и быки показаны в одной композиции, характерен для алтайских месторождений наскального искусства. Они выполнены в разное время и в разном стиле, но все отражают один исторический процесс: внедрение новой формы хозяйственной деятельности – кочевого скотоводства. В этом длительном периоде истории создания петроглифов (конец IV – начало II тыс. до н.э.) представляется возможным выделить два культурно-хронологических пласта: 1) ранний, восходящий к неолиту, включающий образы диких животных: оленя, лося, лошади, барана, быка, хищного зверя и редкие лаконичные сцены охоты с присутствием человека; 2) поздний, с переходом населения гор, к производящим формах хозяйства и изображениями домашних животных в бытовых сценах жизни. К этому последнему пласту относится самая многочисленная группа петроглифов Алтая. Различаясь лаконичным – в стилистическом плане своеобразием в России, Монголии, Тыве, Казахстане и Китае, они удивительно одинаковы по многим каноничным сюжетам и персонажам. Это, в основном: стилизованные изображения женщин-шаманок, часто рядом со зверем, в позе «роженицы», или в сценах совокупления; мужские фаллические фигуры, рисунки руки и стопы, личин или масок; следы животных и птиц, чашечные углубления; колесницы и вьючные быки, погонщики и воины, вооруженные палицами и копьями. Мир человека в петроглифах эпохи бронзы отображен, несомненно, гораздо богаче и шире в сравнении с неолитическим периодом или энеолитом.

И в технике исполнения видны изменения. Контурный желобок становится гораздо уже, уменьшается не только его ширина, но и глубина. Основные группы изображений – Калбак-Таш, Елангаш, Ак-Узюк.

Эпоха бронзы (2 – начало 1 тыс. до н.э.)

В начальной фазе превалирует образ могучего быка с луновидными рогами, нередко с поклажей на спине, ведомого в поводу женщиной. В развитой фазе возникают новые мотивы: изображения коней и колесниц с воинами. Пешие воины и охотники в грибовидных шляпах с луками, топорами, копьями, палицами, возможно, с боласами; фаллические фигуры людей с посохами, хищные животные с зубастой пастью и когтистыми лапами, лоси или олени с «солнечными рогами», возникает тема змеи и змееборца.

Если для изобразительной манеры писаниц лесной зоны (бассейн р.Бии) характерен так называемый «скелетный» стиль, то в горно-степных зонах (бассейн р.Катунь) утверждается так называемый «декоративный» стиль, когда контур тела животного заполняется многими мелкими геометрическими фигурами.

Рога оленей и лосей пока еще имеют вертикальные стволы, но к концу эпохи бронзы появляются изображения животных с ветвистыми рогами, волнами распростертыми над спиной зверя. К числу редко встречающихся изображений следует отнести рисунки медведя, журавля и различных знаков – символов. Наиболее интересные рисунки этой эпохи имеются в урочище Калбак-Таш, Елангаш, Кызыл-Джар.

Эпоха ранних кочевников (VIII – III вв. до н.э.)

Древнеалтайское искусство, в основном, служило декоративно-прикладным целям: украшение одежды, оружия, упряжи коней, интерьера погребальных сооружений, различных бытовых и культовых предметов. Но в реалистичных и фантастических изображениях животных и даже в орнаментах многие исследователи видят мифических существ, представлявшихся древним кочевникам в образе какого-либо зверя. В этих, несомненно, первобытных представлениях отразилась система понятий человека об окружающем животном мире – своеобразной иерархической классификации, где каждому виду было отведено свое место.

С небесной сферой – верхним миром были связаны птицы, с землей – средним миром – парнокопытные, а змеи и рыбы – с водной стихией и подземным миром. Происходящие из алтайских курганов произведения звериного стиля деляться на пять основных групп: 1) изображения копытных (олени, маралы, лоси, быки, верблюды, куланы, косули, антилопы, дзерены, бараны, козлы и кабаны); 2) изображения хищников (львы, тигры, пантеры, барсы, волки и лисы); 3) изображения птиц (орлы, грифы, дрофы, петухи, из водоплавающих – лебеди, гуси и утки); 4) изображения рыб (сиговые); 5) изображения фантастических существ (грифоны, зооантропоморфные, и др.).

Несмотря на поразительное сходство отдельных образцов мелкой пластики пазырыкской культуры с персонажами петроглифов, последние по художественной выразительности явно уступают высокохудожественным изделиям из курганов. Такое различие вполне понятно. Техника изготовления и материалы (дерево, кожа, береста, и т.д.) давали древнему художнику почти неограниченные возможности в передаче выбранного образа, тогда как выполнение аналогичных изображений на камне было более сложным процессом. Для ненесения рисунков требовался прочный инструмент, гладкая каменная плоскость, ее удобное расположение, а также защищенность места от непогоды. Ведь наскальное искусство, в буквальном смысле, родилось под открытым небом.

Немаловажную роль играли также цвет и патина камня, контрастирующие с цветом выбивки. В петроглифах Алтая, ввиду понятных технических трудностей, чаще всего встречаются копии отдельных персонажей и несложных по структуре сюжетов алтайского звериного стиля. Некоторые их них чрезвычайно утрировались, нередко передавались в упрощенном схематичном виде. Но при выполнении рисунков на камне были и свои преимущества: композиции и сюжеты на плоскости можно было располагать более свободно. Древний художник мог импровизировать уже в процессе работы, дав волю фантазии, в отличие от каноничных изображений зверей, функционально подчиненных определенной форме предметов, связанных с костюмом кочевника, оружием или упряжью коней.

Формируются новые принципы так называемого скифо-сибирского «звериного стиля», центральной фигурой которого становится образ благородного оленя – марала.

У древнейших фигур оленьи морды трактуются в виде птичьего клюва, голова вытянута вперед, рога закинуты на спину, ноги укорочены и иногда даны лишь в виде каких-то рудиментов.

Несколько позднее появляются изображения оленей в позе «летучего галопа», а так же как бы стоящие «на цыпочках», когда прямые ноги животных как бы свисают с туловища, а концы копыт оттянуты вниз. В аналогичном стиле изображаются и другие животные: козлы, кабаны, бараны, хищники, лошади. Впервые на Алтае появляются изображения высокопородных коней. Лучшие изображения, исполненные в эпоху ранних кочевников, располагаются в урочище Туру-Алты, Елангаш, Жангыз-Тобэ, Ак-Узюк, Суулу-Серпек и др.

Таким образом, скифский период в наскальном искусстве Алтая представлен достаточно полно, а точные и прямые аналогии из датированных погребальных памятников позволяют проследить динамику развития алтайского звериного стиля, который сохранял свои основные изобразительные принципы на всем протяжении своего существования.

Эпоха древних тюрков (VI-X вв. н.э.).

Преобладающие сюжеты – сцены охоты на копытных животных, вооруженные воины, всадники в доспехах, с копьями и со знаменами. Кроме легковооруженных всадников со сложносоставными сигмовидными луками, у древних тюрков появляются и тяжеловооруженные конники катафрактарии, в существовании которых и кроется один из секретов военных успехов тюрков.

Важнейшим достижением древних тюрков была руническая письменность. Обычно ее образцы обнаруживаются в сочетании с тамгообразными знаками, часть из которых напоминает элементы рунического алфавита. К этому периоду следует отнести появление образа собакоголовой птицы – священного сенмурва, скорее всего принесенного на Алтай из регионов . Средней Азии и Ирано-Афганского нагорья.

Широкое распространение получает изображение боевой стрелы. Это позволяет предполагать возникновение ее особого культа. Наибольшей концентрацией изобразительных материалов этой эпохи отмечаются урочище Калбак-Таш, Ак-Узюк, Боочи, Кара-Оюк, Мендур-Соккон, Жангыз-Тобэ.

Послетюркский период.

Послетюркский период изучен весьма слабо. Среди этих изображений легче всего датируются фигурки людей, сидящих в позе «Лотоса», обычно они сочетаются с тибетскими и старомонгольскими буквенными начертаниями.

Этнографическая современность

Представлена громадным количеством рисунков с теми или иными сценами из жизни и быта алтайцев и, возможно, казахов. Но до недавнего времени древнетюркские и этнографические гравюры не привлекали должного внимания исследователей. Наверное, это было связано, прежде всего, с отсутствием разработанной методики и опыта работы с граффити. Основная часть раннесредневековых петроглифов концентрируется, как правило, в нижнем ярусе, у подножия горной пряди (вдоль древней тропы), либо на ее седловинах – «перевалах». Наиболее распространенным сюжетом являются сцены охоты.

Много сюжетов связанных с шаманскими мистериями, охотой и действиями батального характера. На некоторых рисунках хорошо различимы родовые тамги, имеются изображения ружей на сошках, юрт, домашних и диких животных, священных деревьев и т.п. Одной из характерных особенностей петроглифики «этнографических» алтайцев является использование небольших по размерам (в пол-ладони) плоских камней с гладкой поверхностью, на которой и процарапывались рисунки. Эти рисунки являются ярким подтверждением той мысли, что петроглифы как один из традиционных видов передачи информации, сохранил свое значение на Алтае вплоть до XIX - начала XX веков. Рисунки этого периода обнаруживаются практически повсеместно, но наиболее часто они сопровождают комплекс изображений эпохи ранних кочевников и эпохи древних тюрков.

В целом, рассматривая принципы группировки одновозрастных изображений, можно прийти к выводу о том, что они в какой-то мере отражают особенности социальной организации человеческих коллективов того времени. По всей вероятности, малые по количественному составу группы изображений соответствовали родовым святилищам, а крупные – племенным, а может быть даже и межплеменным.

Сейчас мы знаем, что Алтай в период энеолита, бронзы и раннего железа (пазырыкская культура) был сакральным центром для населения громадных регионов Центральной Азии. Поэтому нет ничего удивительного в том, что древние обитатели этих обширных пространств исповедовали одни и те же культурные и нравственные ценности, суть и смысл последних были связаны с космогоническими воззрениями, генеалогическими легендами, культом плодородия и магией охоты, героическим эпосом, представлениями о вечной борьбе добра и зла и т.п.

В массе своей петроглифы – это наглядное свидетельство того, что Алтай в бронзовом и раннем железном веках был очагом мощных культур, имевших свои творческие школы, эстетические и мировоззренческие каноны.

Источник

Кадиков Б.Х. Петроглифы Алтая: коллекция из собрания Бийского краеведческого музея им. В.В.Бианки.– Бийск, 2005.– 14 с.

В тему

Отзывы и комментарии

Pozdravhappy2016.12.29

Во все времена человечество старалось зафиксировать основные и важные события. В наше время мы пишем книги и снимаем документальные фильмы. А наши далекие предки оставляли наскальные изображения – петроглифы.