Альманах объединяет любовью к Алтаю!

Он любил нашу землю

Об участнике Великой Отечественной войны, человеке трудовой доблести – Почётном гражданине Алтайского края, директоре совхоза «Мичуринец» Яркине Иване Алексеевиче.

20 сентября 1918 году в селе Нижнекаменка родился мальчик – Яркин Иван. А несколькими месяцами раньше, в марте 1918 года, в селе Алтайском на сельском сходе была признана Советская власть, проведены первые выборы. Заместителем председателя был избран молодой моряк-балтиец Яркин Алексей Алексеевич, отец Ивана. Однако белогвардейцы не хотели сдавать своих позиций, захватили район, и 27 августа 1918 года Алексея Алексеевича увели за село, заставили вырыть себе могилу и расстреляли.

Яркин Иван Алексеевич, 1995 г.

Яркин Иван Алексеевич, 1995 г.

Иван Алексеевич Яркин окончил в Алтайске 7 классов «Зелёной школы», ежедневно из Нижнекаменки ходил пешком, поступил в техникум на механика, по окончании был направлен в один из районов края. Вскоре его взяли в армию, а здесь началась война. Он всю войну прослужил в авиационном полку на должности авиамеханика.

В воздухе пахло осенью, но на душе было жарко и тревожно, как перед грозой. А гроза надвигалась с востока. Прямиком на Сандомирский плацдарм. И короткие дни передышки, после жестоких боёв, бесчисленных боевых вылетов были заполнены до отказа подготовкой материальной части, учёбой. Войска готовились к штурму, ещё не последнему, но такому же решающему. Вот в эти дни и приняли двадцатишестилетнего авиамеханика из экипажа Героя Советского Союза Г.И. Новикова в ряды ВКП (б). В жестокий бой под Сандомиром он пошёл коммунистом. Война для Ивана Алексеевича закончилась на небольшом полевом аэродроме, что в километрах 50 от Берлина.

Яркин Алексей Алексеевич, отец Ивана Алексеевича, 1918 г.

Яркин Алексей Алексеевич, отец Ивана Алексеевича, 1918 г.

Первым делом он, как только вернулся на Родину, зашёл в райком, встать на учёт. Поставили и тут же предложили возглавить отдел культуры. Бывший старшина даже опешил немного: никогда он с такой деликатной штукой, как культура, дел не имел. Хотел было на отрез отказаться, мол, мне чего-нибудь попроще, вроде трактора в МТС, ведь механик я всё-таки. Но дело сделано. Впрочем в последствии он не жалел об этом: как зав., да и в качестве уполномоченного райкома партии по хлебозаготовкам объездил все колхозы своего «куста», увидел своими глазами почём фунт лиха.

В 1948 году вернулся Иван Алексеевич с краевых курсов партийно-советских работников и снова в райком: прибыл, мол, для дальнейшего прохождения. Секретарь райкома долго, изучающее разглядывал его, а потом раздумчиво как-то, заговорил, словно бы взвешивая и сомневаясь в чём-то: «Не можем найти руководителя для новой МТС, которую решили организовать в Куягане. Посылали туда троих, да не вышло у них. Не выдержали люди. Думаем тебе поручить руководство станцией. Не скрываю – трудно будет, с нуля начнёшь. Но на то и партбилет в кармане носишь. Вот и будет тебе экзамен на стойкость». Не только на стойкость оказался тот экзамен. Потребовались знания, поначалу хотя бы агротехники, машиноведения. В Москве, куда он приехал на утверждение и где держал этот самый экзамен, чуть не «зарезал» его какой-то зловредный старичок. Дважды пришлось ему сдавать экзамен по сельхозмашинам. Но сдал и из Москвы уже ехал директором Куяганской МТС.

А «эмтээса» ещё не было в помине. Не было ни жилья для будущих механизаторов, ни мастерских. Даже кузни маломальской не было. Чистый нуль. Но было большое желание создать построить своими руками. Было, наконец, задание партии. И пусть пока ничего нет, пусть финансирование идет со скрипом, пусть даже лес для строительства готовится во время субботников и воскресников и всё на том же одном энтузиазме людей, была вера: будет всё. И уже первый год трактора Куяганской МТС, которые получали, как в той пословице, «с миру по нитке», уже работали в колхозе имени Кирова, им. Молотова, «Большевик», «Победа», «Прожектор» и других, что были в сёлах Куяган, Никольское, Куяча, Тоурак, Баранча.

Директор МТС не знал покоя ни днём, ни ночью: проблемой номер один была острая нехватка механизаторов. Желающих хоть пруд пруди, а кто их учить будет? Как-то на улице случайно встретил своего приятеля Степанова. Механика по образованию, так аж вцепился в него. И не отцепился, пока не переманил к себе в МТС. Дело пошло на лад.

В 1955 году, после укрупнения колхозов, партия позвала своих сыновей и дочерей на работу в эти хозяйства. Возникло движение тридцатитысячников. Кандидатуру Яркина крайком утвердил без лишних проволочек: учли и то, что экзамен на стойкость выдержал, и то, что знаком был с сельским хозяйством. Правда, до того как принять колхоз имени Мичурина. Пришлось подучиться, присмотреться к работе других председателей.

И 21 июня его приняли в колхозники. Избрали председателем правления. Собрание как собрание особых следов в памяти не оставило. Зато другое. На следующий год запомнилось. Уборка в тот год, когда он принял, была одной мукой, сплошной не заживающей раной: дожди, дожди без конца и края, полное отсутствие механизмов на зернотоку. Да и механизаторы неопытные. Днём и ночью лопатили сырое зерно. Всё равно, на трудодень пришлось получать с птичий язык. И вот собрание отчётно-выборное, досталось тогда молодому председателю. Атмосфера была накалена до предела, не лучше чем тогда, под Сандомиром. Всю тетрадку исчеркал Иван Алексеевич, и несколько вечеров просидел над своими записями, мучительно размышляя: где, в чём выход? Прежде всего, надо было поддержать людей. Выход пришёл как-то сам собой: худо, ли бедно ли, семена в колхозе есть, а вот если получить ссуду да раздать людям, тогда… Рискованно, конечно, но не для себя же стараюсь. Так и пережили ту трудную пору.

Но главный выход председатель увидел в опоре на коллектив. Постепенно окружил себя активистами, настоящими людьми, которые трудились не за страх, а за совесть. Нашлись в колхозе и рационализаторы, и изобретатели, и умельцы на все руки, такие как Юрий Куксин, Роберт Морланг, Александр Кригер, Александр Коровин и многие другие. Они-то и зажгли колхоз, мобилизовали людей. Уговаривать никого особенно не приходилось. Только, что в феврале прошёл 20 съезд КПСС, принявший директивы о пятилетнем плане развития народного хозяйства страны. Люди увидели перспективу и работали не щадя себя. В самые короткие сроки был построен мехток. Запущена электростанция и в этот же год рассчитались с государством, колхозники получили на трудодень по 3 килограмма зерна. Да и в животноводстве дела пошли в гору. Вскоре от бурёнки получали не по 12 ц. молока, а по 20, а то и больше.

Именно тогда, когда дела пошли в гору, увидел Иван Алексеевич для своего хозяйства, как он говорит, «самую перспективную перспективу» – садоводство. Земли мичуринские как по заказу, на солнечных склонах раскинулись. Для пашни они неудобны – маленькими заплатками, да вразброс, а для сада самое то.

Совещание садоводов, 1965 г.

Совещание садоводов, 1965 г.

Помозговать, конечно, пришлось, прежде чем начали новое дело: шутка ли, в Сибири, где морозы нередко перескакивают за 40, и вдруг – сад. Да не какая-то там неприхотливая ранетка, а полукультурка, да крупноплодные краснобокие яблоки, которые не стыдно на праздничный стол поставить.

А уж, коль начали, то и до конца дело довели. Много бессонных ночей, хлопотных дней, труда и энергии отдали саду И.И. Козеняшев, А.И. Егоров, Н.П. Кондратюк, А.И. Зиновьева и многие другие подлинные пионеры садоводства на Алтае. И неоценимую помощь им оказали сотрудники ННИСС И.П. Калинина, Т.П. Барабаш, многие другие.

С приходом Яркина И.А. был разработан семилетний план закладки в хозяйстве большого промышленного сада на площади 500 га. Это был первый промышленный сад в Сибири.

Саженцы приобретали в Горно-Алтайской опытной станции, руководимой Михаилом Афонасьевичем Лисовенко. Академик поддержал инициативу хозяйства и всячески помогал в претворении в жизнь этого плана. На работу был приглашён садовод А.И. Егоров, под руководством которого за 5,5 лет, с 1958 по 1964 год, было посажено 547 гектаров сада.

Анатолий Иванович очень скрупулёзно и талантливо расположил культуры по участкам, лично разбивал участки под посадку – чётко под линеечку, следил за посадкой каждого деревца, кустика. А затем и за их приживаемостью, плодоношением, борьбой с вредителями сада, лелеял свой сад, вел наблюдения по сортоиспытаниям с записями каждого сорта в особый дневник, ко всему подходил научно, применительно к нашим климатическим условиям. Главным союзником и помощником в этой работе у него был, конечно же, Иван Алексеевич, вместе с которым они заочно учились в Омском сельскохозяйственном институте на агрономов-садоводов, закончив его в 1969 году.

На 185 гектарах было заложено 12 сортов полукультурки, 8 сортов крупноплодных яблок на площади 113 гектаров, 3 сорта груши на 3 гектарах, 25 гектаров вишни и сливы, 10 гектаров малины, 10 гектаров земляники, 120 гектаров черноплодной рябины, 80 гектаров смородины, а также облепиха, крыжовник, жимолость и другие культуры. В 70 годы площадь сада составляла 600-610 гектаров, в 1981 году 660 гектаров, из них плодоносили 428 гектаров. Валовый сбор плодов и ягод рос из года в год – с 1200-1800 тонн в 1966 году до 2280 тонн в 1982 году.

Яблони-полукультурки, особенно сорта «Пепинка», «Алтайская», «Алтайская десертная», «Горно-Алтайская». «Алтайский голубок», оказались самыми зимостойкими и давали урожай до 70 центнеров с гектара. Рекордный урожай, до 87 центнеров с гектара, в 1981 году дал сорт «Пепин шафранный». Высокие урожаи в наших условиях давали груша – по 180-200 центнеров с гектара, черная смородина – от 41 до 63 центнеров ягод с одного гектара. Малина сорта «Вислуха» в среднем давала 28 центнеров с гектара.

Знаменитая наша вишня славилась на всю Сибирь. В отдельные годы урожайность её достигала 100 и более центнеров с гектара. Во время сбора урожая к нам ехали за вишней, смородиной, малиной, облепихой со всех краев и областей Сибири и Дальнего Востока.

Почти каждый год в совхоз за опытом работы по выращиванию садовых культур и их переработке приезжали делегации из многих областей Сибири, Урала и даже из Литвы. Дважды в «Мичуринце» проводились совещания садоводов Сибири и Дальнего Востока, а в 1966 году – Всесоюзное совещание научных работников садоводства.

Директор совхоза Яркин И.А. вручает переходящее Красное знамя, 1980 г.

Директор совхоза Яркин И.А. вручает переходящее Красное знамя, 1980 г.

Цех переработки плодов и ягод ежегодно производил от 1100 до 1600 тысяч условных банок консервов и от 1200 до 1600 тонн соков, а с 1974 по 1986 год здесь выпускали еще и марочное вино трех сортов. С началом плодоношения сада совхоз стал ежегодно получать сотни тысяч рублей чистой прибыли, в 1982-1983 годах она составляла уже более миллиона рублей, из них 80-90 процентов – прибыль от садоводства и цеха переработки. Это надо было видеть, как радовался Иван Алексеевич Яркин, когда совхоз стал миллионером. Сбылась его мечта. Он добился этого своим каждодневным трудом, заботливым, беспокойным, трудолюбивым характером.

У Ивана Алексеевича было особое пристрастие к строительству, любил он строить, причем капитально, добротно, на долгие годы. Уже в первый год своей работы в «Мичуринце» он организовал три строительных бригады по 20-25 человек, в каждой плотники, каменщики, штукатуры-маляры. В первую очередь были построены столярная мастерская, пилорамный цех. Развернулось капитальное строительство типовых скотных дворов, ферм, мехтока, ремонтной мастерской для техники со всем необходимым для этого оборудованием и других объектов. В начале 60-х годов приступили к строительству жилья. За 20 лет было построено 365 квартир, которые получили все нуждающиеся специалисты и рабочие хозяйства, молодожены, учителя, врачи. Появился целый жилой массив, совершенно новые улицы: Молодёжная, Садовая, З. Космодемьянской, Солнечная, пер. Тополевый и другие.

На районной выставке, 1975 г.

На районной выставке, 1975 г.

Был построен цех переработки плодов и ягод – настоящий завод с консервными цехами, складами, сокоотжимным цехом и сокохранилищем на 1100 тонн, фруктохранилищем на 1150 тонн с морозильными установками. Построены бригадные дома, новая школа со спортивным залом, дом культуры на 400 мест, двухэтажное административное здание, общежитие, баня с прачечной, столовая, магазин, зерносклад, гаражи, детский сад на 140 мест со всеми необходимыми игровыми площадками, ажурной металлической изгородью, пионерские лагеря, водоем для купания, асфальтированы дороги. В год осваивали до 700-1200 тысяч рублей капиталовложений. Совхоз «Мичуринец» многоотрослевое хозяйство.

Кроме садоводства успешно развивалось животноводство, кормопроизводство и полеводство, пчеловодство, до 86 года – рыбоводство, а в колхозные времена, до 1965 года, птицеводство, овцеводство, свиноводство. Занявшись активно садоводством, эти фермы постепенно ликвидировали, а рыбоводство передали в рыбсовхоз, оставив себе три пруда, в которых разводили карпа, толстолобика, форель.

Когда Иван Алексеевич пришел в колхоз, он принял 757 голов КРС, в том числе 318 коров, 671 свинью,1231 овцу, 386 лошадей, 300 пчелосемей, 1200 кур. К 1965 году это поголовье увеличилось более чем в два раза. В начале 80-х годов в хозяйстве было уже 3230 голов крупного рогатого скота, в том числе 1000 коров, 640 пчелосемей, 390 лошадей. Валовое производство молока в 1980 году составляла 25696 центнеров, мяса – 3414 центнеров, меда 388 центнеров, рыбы 250 центнеров. Продукцию животноводства сдавали государству.

Посвящение в садоводы, 1978 г.

Посвящение в садоводы, 1978 г.

С 1930 по 1960 годы главной отраслью в хозяйстве оставалось полеводство. До посадки садов площадь пашни составляла 3108 га. Площадь зерновых составляла 1700-2000 га. До 1956 года урожайность была 9-12 ц. Начиная с 1956 г. урожайность резко возросла до 16-17 ц., а в 70-м году по 28,6 ц. с га., а с отдельных полей до 40-45 ц. зерновых. Уже в 60-е годы совхоз «Мичуринец» получил самые высокие урожаи в крае плодов и ягод. Хозяйство было неоднократным участником сельскохозяйственных выставок не только в крае, но и в Москве. Получило 3 диплома ВДНХ первой степени, пять – второй степени, множество грамот и свидетельств. Золотыми, серебряными, бронзовыми медалями были награждено 27 рабочих и специалистов хозяйства. Ордена и медали получили 271 человек.

Лично И.А. Яркин был награждён тремя орденами Трудового Красного Знамени, Ленина и Октябрьской революции, многими медалями и другими знаками отличия. Он был заслуженным агрономом РСФСР, почётным гражданином Алтайского края. Это был талантливый, умелый руководитель, прекрасный организатор и подлинный вожак народа. Дальновидный, неутомимый человек.

День садовода, 1980 г.

День садовода, 1980 г.

Всю свою жизнь Иван Алексеевич Яркин прожил рука об руку со своей любимой женой Тоней. А знали они друг друга давно, ещё с «Зелёной» школы. Осенью 1949 года встретились в нашем кинотеатре «Октябрь», А в ноябре он сделал Антонине Николаевне предложение и они поженились. Вырастили троих детей, все дети получили высшее образование. 4 октября 1999 года Ивана Алексеевича не стало. Но все, кто его знал, помнят этого неутомимого человека, чтят его память.

Отзывы и комментарии

Пока комментариев нет, ваш будет первым!