Альманах объединяет любовью к Алтаю!

Связь времен

Археология на территории Алтайского района.

В Алтайском районе первыми проявили интерес к археологии своей малой Родины учащиеся АСОШ № 2. И это не случайно. Архипов Николай Анатольевич увлекался историей с 7 лет. Это увлечение передалось ему от родителей. После окончания школы, во время учебы на историческом факультете Горно-Алтайского педагогического института судьба свела его с интереснейшим человеком – с Киреевым С.М., фанатом своего дела. Под его руководством Николай Анатольевич в 1989 году впервые попал на раскопки мест древних захоронений на предполагаемые места затопления при строительстве Катунской ГЭС у села Еланда (местечко «ворота Сартыкпая»). Здесь обнаружены и изучены уникальные памятники прошлого. В последующие годы участвовал в археологических экспедициях на раскопках раннего палеолита в Майминском районе республики Алтай. После окончания полевых работ начиналась не менее интересная работа в лабораториях института. Занимался реставрацией найденных предметов, систематизацией, инвентаризацией. Со своими археологическими открытиями выступал на студенческих научно-практических конференциях. Он до сих пор неравнодушен к этой интереснейшей науке.

Злобин Валерий Анатольевич тоже человек, увлеченный археологией. В 1991 году, на первом курсе Горно-Алтайского пединститута работал в Усть-Коксинском районе с. Нижний Уймон в составе экспедиции под руководством декана исторического факультета Эбель А.В. После экспедиции был принят на работу в лабораторию археологии. Занимался реставрацией археологических находок, систематизацией материала, инвентаризацией. Потом археологическая разведка в Чойском, Турочакском районах республики Алтай, раскопки курганов в Онгудайском и Усть-Коксинском районах, участие в международной конференции в Монголии в составе делегации Сибирских археологов, археологическая разведка в Усть-Коксинском районе, раскопки в с. Курай Кош-Агачского района.

1994 год начинается с археологической экспедиции в Монголию на раскопки курганов тюркского периода в пустыне Гоби в районе озера Харос-Ус-Нур. Потом раскопки палеолитической стоянки древнего человека в Турочакском районе. Изданы научные статьи, посвященные изучению скифской и гунно-сарматской эпохи истории Алтая. В настоящее время, несмотря на занятость, не бросает своего увлечения, два года подряд с учащимися нашей школы, участвует в раскопках древних захоронений на территории района, сотрудничая с археологами АГУ.

Конечно, когда рядом работают такие увлеченные краеведы, невозможно остаться в стороне. Я заинтересовалась археологией, узнав, что на территории нашего района были найдены стоянки древнего человека. Участвовала в летней экспедиции 2004 года, с рефератом по итогам этой экспедиции принимала участие в краевой краеведческой конференции, была награждена грамотой.

Итак, что же было две тысячи лет назад…

В благодатных горных долинах Алтая, красотой и величием которых восхищается не одно поколение, со времен древнекаменного века никогда не замирала человеческая жизнь. Здесь рождались, расцветали и сменялись цивилизации, предавая, друг другу эстафету культуры. Человек на Алтае всегда шел в ногу со временем: в свой час он переходил от каменных орудий труда и оружия к медным и бронзовым, к сроку менял бронзу на железо, овладевал различными видами письменности, переходил от общинной родоплеменной организации к государственной.

Еще много страниц древней истории Алтая покрыто тайной, но уже сейчас, опираясь на достижения прежней и современной археологии, можно определенно говорить, что развитие человеческого общества на Алтае представляло собой непрерывный процесс. Каждый последующий народ наследовал культурные достижения предыдущего этноса и весьма значительную, если не большую долю его генофонда. Конечно, возможности антропологии, используемой историками в ряду основных источников для концепций этногенеза, довольно ограничены. Вероятно, новые возможности откроет перед исторической наукой развитие генетики, данные, которой могли бы подтвердить очевидную генетическую преемственность различных, но близких и родственных народов, последовательно сменявших друг друга на Алтайской земле.

К середине первого тысячелетия до нашей эры в эпоху раннего железного века в великом степном поясе Евразийского континента – от Дуная на западе, до Забайкалья и Ордоса на востоке – сложились культуры так называемого скифо-сибирского мира. Этот феномен еще долго будет будоражить умы ученых: будут написаны тысячи научных трудов, будут сломаны тысячи копий в спорах. Суть его такова – на бескрайних просторах Великой Степи появились три группы сходных предметов: вооружение, приспособление конской сбруи и произведение искусства. Сходное оружие представлено бронзовыми и железными кинжалами с перекрестьем, напоминающим расправленные крылья бабочки, и валиковым навершием, а также разновидностями трехлопастных и трехгранных наконечников стрел. В конской упряжи одинаковыми были удила, имеющие стремечковидные и кольчатые формы, и псалии, окончания которых зооморфны. В искусстве повсеместно распространялось изображение оленей с ветвистыми рогами, грифонов – фантастических существ из сцен борьбы зверей.

Это был мир, отличающийся своей хозяйственной, культурно-исторической и идеологической направленностью. Вместе с тем, он вобрал весь предшествующий опыт развития населения Евразии, начиная с эпохи палеолита. Важно учитывать то, что на всей огромной территории степей Евразии в раннем железном веке жили племена и европеоидного, и монголоидного, а также, что естественно, смешанного антропологического типа, близкие по культуре и материальному производству. Скифско-сибирский мир существовал около половины тысячелетия. Это была блестящая эпоха в истории Евразии. Значителен и весом ее вклад в истории тюркских и других народов.

Каков же был быт скифского народа? Домашняя утварь состояло преимущественно из бронзовых котлов, столов, столиков-блюд на низеньких ножках, деревянных изголовий, покрытых мехом, деревянной посуды, глиняных кувшинов, кожаных или меховых сумок и фляг. Освещались жилища каменными светильниками, куда наливали жир.

Наряду с широко распространенной деревянной посудой, древние алтайцы употребляли керамическую посуду. Самое большое число в находках составляют изделия, имеющие форму кувшина. Вообще скифские сосуды по форме довольно разнообразны. Обычно цвет сосудов красноватый или бурый, но встречаются и черные экземпляры.

Постоянно присутствуют в скифских могилах бронзовые зеркала. Большинство из них являются миниатюрными копиями настоящих, специально сделанных для замены настоящих в погребениях. Зеркала имеют дисковидную форму, нередко украшены изображениями животных. Носили их в кожаных, войлочных и меховых футлярах, прикрепленных к поясу. Магическая роль зеркала у древних народов Евразии общеизвестна: оно ограждало от действия злых сил, и осуществляло связь с Небом. Магико-охранительные функции зеркала выполняли и его обломки.

Украшения в раскопанных курганах Алтая представляют собой серьги, шейные гривны, перстни, ручные и, возможно, ножные браслеты, бусы, диадемы головных уборов. Почти во всех курганах встречался разноцветный бисер и бусы, в частности из бирюзы и сердолика.

Погребение усопших в скифскую эпоху в Горном Алтае совершалось по вполне устоявшемуся обычаю. Умерших клали преимущественно головой на восток, ногами на запад – туда, куда заходит солнце. Хоронили в начале лета или осенью. Этот обычай сохранился у древних тюрок. По китайской хронике, тюрки «умершего весной или летом хоронят, когда лист на деревьях и растениях начнет желтеть и опадать, умершего осенью или зимой, хоронят, когда цветы начинают развертываться».

По сообщению Геродота, причерноморские скифы вместе с царем хоронят «одну из наложниц, предварительно задушив ее». Известно, что у азиатских скифов женщины занимали очень высокое положение. Об этом свидетельствуют так же их одиночные захоронения в ряде больших курганов. Значит, трудно допустить, что в загробный мир их сопровождали собственные жены. Погребальный ритуал был связан с верой в продолжение жизни в загробном мире, поэтому умерших снабжали всем необходимым на время пути. Умершего вождя сопровождала не только наложница, с ним отправлялись на тот свет его верховые кони со всей упряжью, одежда, оружие и другие, лично принадлежавшие ему вещи. Хоронили вождей и их наложниц в парадных одеждах. Мужчины с оружием, женщины с туалетными принадлежностями. В камерах устанавливали светильники, клали рабочие инструменты, ставили столики, блюда для еды, подушки для сидения. Умерших снабжали пищей: мясом овец и лошадей. Глиняные и деревянные сосуды содержали, по всей видимости, напитки.

После похорон совершались очистительные обряды. Об этом обряде Геродот писал: «Окончив погребение, скифы очищают себя таким способом: головы они смазывают, а потом обмывают себе волосы, с телом поступают так: после того, как они поставят три древка, наклоненные один к другому, они покрывают их шерстяным войлоком и, создав круговую защиту, как можно лучше бросают раскаленные на огне камни в посуду, поставленную внутри этого шатра… В Скифии прорастает конопля… И вот после этого скифы, взяв семена конопли, подлезают под войлок и раскидывают затем семена, поверх раскаленных на огне камней: брошенное курится и получается такой пар (дым), что никакая уж эллинская парильня не превзойдет этого. Скифы, восхищенные подобной парильней, громко ликуют. Это служит им вместо омовения, ибо они вовсе не моют тело водой».

Скифы свято почитали могилы своих предков. Вспомним ответ, который дал царь скифов Иданфирс персидскому царю Дарию, на вопрос последнего, почему он не торопится сразиться с ним, а все время отступает: «У нас нет городов, нет засаженных деревьями полей, нам нечего опасаться, что они будут покорены или опустошены, поэтому нечего торопиться вступать с вами в бой. Если бы вам крайне необходимо было бы ускорить сражение, то вот: у нас есть гробницы предков, разыщите их, попробуйте разрушить, тогда узнаете, станем мы сражаться с вами из-за этих гробниц или нет».

Что за народ оставил курганы, где сделаны такие замечательные находки? Этот вопрос давно волнует ученых. Многие исследователи считали, что это были ирано-язычные племена европеоидного антропологического типа. Исследование черепов из скифских курганов подтвердило европеоидность с большей или меньшей примесью монголоидности – населения оставившего памятники скифской культуры. Между тем, версия об ирано-язычности скифов не нашла веских подтверждений. И это видимо не случайно. Скифы обитали в войлочных и срубных жилищах, широко практиковали войлочные изделия в быту, употребляли в пищу конину, пили кислое молоко, ели кислый сушеный сыр. Все перечисленные атрибуты являются по сей день специфической особенностью тюрко-язычных народов. Таким образом, более чем достаточно оснований видеть в современном коренном населении Алтая прямых наследников и потомков скифской культуры. На протяжении уже многих лет, читая статьи о наших предках-скифах, мы завидовали, что есть места, где можно соприкоснуться с нашей древней историей и, что, к сожалению, в нашем районе таких мест нет.

И вот в 2002 году в апреле месяце в Алтайском районе археологом АГУ Петром Ивановичем Шульгой был найден могильник скифского периода. По предварительной датировке, данный курганный комплекс относится к 5 в. до новой эры. Уникальность данного комплекса в том, что впервые крупный, и к тому же, не разграбленный комплекс обнаружен в нашем районе. Комплекс относится к каракобинской культуре, которая является составной частью скифской культуры. Вообще место в географическом плане очень удобно. Небольшой участок с севера на юг протянулся на 1,5 км., а с запада на восток на 1 км. На востоке его границей является река Катунь, в которой есть рыба, а остальные стороны окружены высокими горами от ветров, да и в прошлом – от врагов. Поэтому, наверное, наши предки и выбрали этот уголок 2,5 тыс. лет назад. Затем образовалось село Тавда, а сейчас строится туристический комплекс и на месте захоронения планируется создать музей под открытым небом. Курганы расположены практически идеальными цепочками, ориентированными с запада на восток. Выявлено 5 цепочек, но их может быть больше. По-видимому, захоронения со склона шли на равнинную часть. Но жителями села была освоена вся равнина: повсюду видны углубления от бывших погребов, растут фруктовые деревья. Уникально то, что курганы не разграблены. Их диаметр составляет от 3 до 5 метров, высота – до 50 сантиметров. Захоронение по окружности обнесено большими камнями-крепидами, высотой до 60 сантиметров. Крепиды находились на одном уровне с нижним слоем насыпи, которая была сложена из более мелкого рваного камня.

Экспедиция нашего района принимала участие в зачистке и раскопке 3 курганов. Работать было не особенно сложно, так как почвенный слой был толщиной не более 40 сантиметров, а дальше шел мелкозернистый речной песок. Могильные ямы находились в центре курганов. Они прямоугольной формы, ориентированы с юго-востока на северо-запад. Девятая и десятая – глубиной 2 метра, длиной 1,7 метра, шириной около 1 метра. Во всех найденные захоронения совершены по одинаковому обряду: умершие лежат на правом боку с подогнутыми ногами, головой на юго-восток. Кости человека занимали западную и центральную часть могилы. Погребения не потревожены и кости лежат в анатомическом порядке. У восточной стороны всех могил находился костяк задней части барана, на котором лежал бронзовый нож. В захоронении № 2 находился мужчина, такой вывод мы сделали первоначально по найденной роговой поясной пряжке. В 3 погребении была женщина. Здесь так же были позвонки задней части барана, на которых лежал бронзовый нож. Под левой, вытянутой вперед рукой, лежало бронзовое зеркало, ближе к правой, так же вытянутой вперед руке, стоял глиняный кувшин без орнамента, причем целый. На левой стороне черепа лежала бронзовая серьга в виде полумесяца, длиной 12 миллиметров. Там же были обнаружены 3 бусинки из сердолика. В этой же могильной яме нашли истлевшие остатки от деревянного ящика, в котором находилось захоронение. И здесь же нам снова повезло: обнаружили уникальную находку – хорошо сохранившиеся угли от ритуального костра, по которым ученые с помощью химического анализа могут определить возраст находки с точностью до 30-40 лет.

Восьмое захоронение находилось в каменном ящике. В могиле находился только глиняный, с вытянутым верхом, кувшин диаметром 10 сантиметров, а традиционного костяка задней части барана не обнаружено. Бронзовый ритуальный нож лежал почему-то на верхней части каменного ящика.

Итак: устройство могильных ям, обряд захоронения сходны во всех тавдинских курганах. Для всех могил характерно отсутствие срубов. Только в кургане № 3 прослежены остатки тонких узких плашек, которые не могли быть остатками сруба. Эта деталь отличает могильник Тавды от большинства скифских могильников Горного Алтая, но не является единственным случаем, когда срубы не прослежены. В остальном могильник Тавды существенно не отличается от известных скифских памятников Горного Алтая.

Литература

Кыдыев В.Э. Тайны древних курганов Алтая.

Полосьмак Н.В. Стерегущие золото грифы.

Руденко С.И. Культура населения Горного Алтая в скифское время.

Руденко С.И. Культура населения центрального Алтая в скифское время.

Отзывы и комментарии

Коваленко Галина2011.07.15

Очень интересная статья. Поражает ее исторический объем по изучению скифских памятников.